Московский патриархат / Татарстанская митрополия / Казанская епархия

Храм сошествия
Святого духа

Храм Сошествия Святаго Духа

Неделя вторая по Пятидесятнице: О чем повествует Апостольское и Евангельское чтение?

93

Каждый день на Божественной литургии Церковь напоминает нам те или иные отрывки из Евангелия и Апостольских посланий, чтобы мы задумались об их смысле, сравнили свою жизнь с тем, чего хочет от нас Бог. Самые важные отрывки — зачала — читаются по воскресеньям. О чем пойдет речь? 

Предлагаем вашему вниманию русский перевод и толкование чтений в Неделю 2-ую по Пятидесятнице, Всех святых, в земле Русской просиявших.

Апостольское послание:  Рим., 81 зач. (от полу́), II, 10–16. (русский перевод и толкование архимандрита Ианнуария (Ивлиева))

10 Но слава и честь и мир всякому, делающему добро, во–первых, иудею, потом и эллину! — 11 Ибо нет лицеприятия у Бога. 12 Итак все, кто вне Закона согрешили, вне Закона и погибнут, и все, кто под Законом согрешили, по Закону судимы будут. 13 Ибо праведны у Бога не слушатели Закона, но исполнители Закона — те оправданы будут. — 14 Ведь когда некоторые язычники, не имея Закона, по природе исполняют повеления Закона, то они, не имея Закона, сами себе закон. 15 Вот они и покажут, что дело Закона написано в их сердцах, и свидетельствовать об этом будут также их совесть и мысли, которые, возражая друг другу, станут обвинять их или защищать, — 16 в тот День, когда Бог, согласно моему Благовестию, через Христа Иисуса будет судить то, что сокрыто в людях.

Толкование

Прочитанный отрывок из Послания апостола Павла к Римлянам труден теоретически, в богословском отношении, но понятен и приемлем для всякого человека, который обладает врожденным чувством справедливости. Действительно, как не принять слова Апостола о том, что Бог «воздаст каждому по делам его» (Рим. 2:6)? «Скорбь и теснота всякой душе человека, делающего злое. … Слава и честь и мир всякому, делающему доброе» (2,9–10)? Но, с другой стороны, разве не сам же апостол Павел утверждал, что «человек оправдывается не делами Закона, а только верою в Иисуса Христа, … ибо делами Закона не оправдается никакая плоть» (Гал. 2:16)?

Попытаемся разобраться в этом видимом теоретическом противоречии. И первое, на что следует обратить внимание, — та духовная реальность, которая для апостола Павла не требует доказательства, ибо основана на его личном опыте. Реальность эта состоит в том, что вера в Искупителя и Спасителя Иисуса Христа открывает сердце человека для благодати Духа Святого, той благодати, которая преображает искаженную грехом человеческую природу — сердце, ум, совесть, поступки. Обретя Духа Христова, Апостол мог воскликнуть: «Уже не я живу, но живет во мне Христос!» (Гал. 2:20). В Духе Святом человек следует не голосу греха и непослушания воле Божией, но приносит «плод Духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, веру, кротость, воздержание» (Гал. 5:22–23). Для людей веры не нужен Закон, который и выражает волю Божию, и принуждает исполнять ее. «На таковых нет Закона» (Гал. 5:23). То добро, которого требует Закон, творится людьми веры без принуждения, свободно, по велению преображенного сердца. Поэтому вера, по мысли апостола Павла, которая не проявляется в делах человека, есть абсурд. Это и не вера вовсе. Он сказал бы даже, что веру человека вообще можно видеть только в делах его.

Но как обстоит дело с теми людьми, которые жили до Христа и сегодня живут, не зная о Христе, не просвещенные Его Благовестием спасения? Ведь таких людей до Христа существовало со времен Адама великое множество, да и ныне их едва ли не больше? Апостол Павел как человек, вскормленный библейской традицией, видел мир, не знавший и не знающий Иисуса Христа, разделённым на две группы людей: иудеев и эллинов. Иудеи — это те, кто верили в Бога Творца и Промыслителя и подчинялись Закону Моисея. Наименование же «эллины» для Апостола не означает только «греки». В силу того, что Римская империя того времени глубоко впитала в себя именно греческую, эллинскую культуру с ее языком, религиозными воззрениями, с ее философией, наукой и искусством, множество языческих народов, населявших империю, объединялись для Апостола в одном понятии «эллины», равносильном понятию «язычники». Итак, иудеи и эллины. Иудеи имели Закон, данный им Богом и записанный для того, чтобы все могли читать и слушать его, стараясь верно следовать воле Божией, в нем выраженной. Известно, что иудейская нравственность признавалась и высоко ценилась населением Римской империи. Эллины не имели подобного Божественного Закона, написанного на каменных скрижалях и на строках Писания. Но ведь известно, что и не верующие в Бога язычники способны на добрые дела и высоконравственные героические поступки ничуть не меньшие, чем имеющие Закон иудеи. Этот факт Апостол Павел объясняет тем, что язычники имеют некий нравственный закон внутри самих себя. Они «сами себе закон». И здесь Апостол едва ли не цитирует мысль, высказанную задолго до него Аристотелем: «Человек обходительный и свободнорожденный будет вести себя так, словно он сам себе закон» (Никомахова этика IV 14). Этот закон написан не на скрижалях каменных, но на скрижалях их сердец. Об этом свидетельствуют не только их добрые дела, но также их совесть — тот нравственный «судия» внутри человека, который строго оценивает человеческие поступки. Да, совесть неотъемлема от нравственной природы человека, она существует в каждом человеке, в том числе в язычнике. «Бессовестных» людей не существует. Это мы только так говорим о людях, которые творят зло, не считаясь с принятой нравственностью и с голосом своей собственной совести. Совесть же выражает себя в «мыслях» о делах человека (в сомнениях, в самоосуждении, в самооправдании). Мысли могут осуждать дела человека и говорить ему: ты поступаешь плохо. В таком случае человек ощущает «укоры совести», чувствует себя внутренне уязвленным. Мысли могут оправдывать дела человека и говорить ему: ты поступаешь правильно, по совести. В таком случае человек ощущает внутренний мир. Дела же человека направляются его свободной волей либо по совести, либо против нее.

Однако нам следует помнить о том, что после грехопадения Адама люди живут уже не в раю, но еще не в Царстве Божием. Они живут в мире зла, в котором всё несет на себе печать греха. Грехом повреждена вся человеческая природа, в том числе и его природное нравственное сознание, то есть его совесть. Разумеется, повреждена не окончательно, но всё–таки повреждена. Поэтому Апостол и пишет, что исполняют нравственные заповеди Закона не все язычники, но лишь «некоторые», лучшие из них, и, конечно, не всегда, но иногда.

В своем послании Апостол Павел полемизирует с иудеями, которые полгали непременным условием спасения принадлежность к избранному Богом народу и признание Закона Моисея. Нет, — утверждает Апостол, — непременным условием спасения является не природная принадлежность к тому или иному народу и не знание Закона Моисея, но исключительно вера в Иисуса Христа, в Котором искуплен от рабства греху весь Адамов род, как иудеи, так и язычники. Иудеи, по своей греховной воле нарушающие данный им Закон, ничем не лучше язычников. Ни те, ни другие не могут претендовать на освобождение от наказания Божия. Иудей будет судим как человек, знавший Закон; язычник, как человек, которому Богом было дано, хотя бы отчасти, внутреннее сознание нравственного закона. Бог будет судить людей по тому, что они знали, и по тому, что они имели возможность знать. Если же нравственные требования Закона в своем существе известны язычникам, то иудеи со своей записанной Торой ни в чем не превосходят язычников. Во всяком случае, ссылка на Тору не защитит их на грядущем суде, перед которым все будут равны. — Такова аргументация Апостола Павла в его полемике с враждебно настроенными по отношению к его Благовестию иудеями.

Итак, всякий человек судится по его делам: добрые они или злые, иначе говоря, праведны они или неправедны. Более того, суд Божий не таков, как суд человеческий. Как писал святой Иоанн Златоуст, «люди могут судить одни явные дела, а Бог будет судить и тайное». Кто устоит перед таким судом? Перед Богом «нет праведного ни одного» (Рим. 3:10), ни язычника, ни иудея. Так — до Христа и вне Христа! Поэтому мы, с нашими человеческими понятиями, не смеем предвосхищать решение Высшего Судии. Кто будет оправдан, а кто осужден — не нам дано судить, а Ему. Нам же, христианам, остается только благодарить Бога за данную нам благодать во Христе и возгревать дарованный нам Дух, преображающий не только наши дела, но и наши сокровенные мысли.

Евангельское чтение: Мф., 9 зач., IV, 18–23. 

18 Проходя же близ моря Галилейского, Он увидел двух братьев: Симона, называемого Петром, и Андрея, брата его, закидывающих сети в море, ибо они были рыболовы, 19 и говорит им: идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков. 20 И они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. 21 Оттуда, идя далее, увидел Он других двух братьев, Иакова Зеведеева и Иоанна, брата его, в лодке с Зеведеем, отцом их, починивающих сети свои, и призвал их. 22 И они тотчас, оставив лодку и отца своего, последовали за Ним. 23 И ходил Иисус по всей Галилее, уча в синагогах их и проповедуя Евангелие Царствия, и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях. 

Толкование епископа Мефодия (Кульмана)
Господь знал, что в это время четыре будущие Его апостола занимаются там рыбною ловлею, и пришёл призвать их к апостольству. Ещё раньше, при первом свидании, Господь назвал Симона Петром. А Андрея, брата его, Церковь наименовала Первозванным. Они были люди бедные, простые, неучёные. Вот из каких людей Господь избирал Себе первых апостолов, да и не похвалится перед Ним мудрый мудростью своею. Господь говорит им: мир со всею его суетою то же, что бурное море, а души человеческие — рыбы в этом море житейском. Мережа или невод, коими апостолы уловляют людей — это святое Евангелие. Как рыбарь извлекает неводом рыбу из моря, так апостолы проповедью Евангелия Христова извлекают души из грешной суеты житейской, из бездны неверия в благодатный корабль Христов, то есть в Церковь Божию, которая приводит их в светлое царство небесное. Воистину, счастлив тот, кто уловлён мережою Христовою и обретается на корабле Церкви Православной. Небесный Кормчий не попустит ему впасть в челюсти глубинного диавола, если только сам он пребудет на корабле Христовом, то есть не уйдёт из Православной Церкви в расколы и ереси. Но не поняли тогда апостолы-рыбари, что значит это обещание Христово сделать их ловцами человеков. Едва ли… И однако же, они ни на минуту не задумались, не остановились даже, чтобы передать кому-нибудь свои рыболовные сети, дабы они без пользы не пропали. Они просто бросили всё и с полной готовностью тотчас же последовали за Иисусом: и они тотчас, оставив сети, последовали за Ним. Такова сила Божественного слова Иисусова. Но велика была и их вера ко Христу. Хотя Он и призвал их, но не принуждал. Могли и не пойти, и, однако же, пошли, и пошли тотчас же.
Вот такого же послушания желает и от нас Христос Спаситель наш: чтобы мы ни на минуту не откладывали того, чего требует Его закон. И как тогда сказал Он апостолам: Идите за Мною, — так и теперь всех призывает Он к Себе: Придите ко Мне все (Мф. 11:28) труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас… Если и ты, христианин, услышишь слово Божие или голос твоей собственной совести, призывающий тебя на молитву или на дело доброе, Богу угодное, то ведай, что это Христос невидимо мимоходит и взирает и зовёт тебя. С первыми четырьмя апостолами идёт Господь по берегу далее.
Пошли апостолы за Христом. Это значит, что стали неразлучными спутниками, учениками Его и всем сердцем отдались на Его святую волю. Им не на что было купить новые сети, и потому они чинили старые, изорванные. В такой бедности Иаков и Иоанн питались от праведных трудов своих и, связанные союзом братской любви, не покидали старика-отца и служили ему, как любящие дети. Мать их, благочестивая Саломия, впоследствии сама ходила с другими святыми жёнами вослед Господа и служила Ему, чем могла. Господь Иисус призвал их, конечно, тем же властным словом Своим: Идите за Мною. Он не обещал им даже того, что обещал Симону и Андрею, но и они по примеру своих товарищей по ловле рыбы беспрекословно, без всяких колебаний последовали за Господом. При этом им нужно было расстаться с тем, что дороже рыболовных сетей — оставить отца своего. Но и сила сыновней любви не могла устоять против силы слова Иисусова. Достойно примечания то, что Господь не говорит апостолам: “Оставьте мережи, оставьте корабль и отца своего.” Он говорит: Идите за Мною (Мк. 1:17). Но когда они хотят исполнить Его слово, оказывается, что надо начать именно с оставления и мережей, и отца. Значит, кто желает действительно быть на пути к небу, тому необходимо оставить все земные привязанности, всё, что препятствует ко спасению души.
“Вот случай, — замечает Блаженный Феофилакт, — когда нужно оставлять отца, коль он препятствует в добродетели и богоугождении.” Должно веровать, что Отец Небесный за твоё послушание воле Его не только самого тебя приведёт на небо, но и противящегося отца твоего земного может привлечь туда же твоею верою. Итак, послушные гласу Господа новопроизведённые апостолы-рыбари простились со своим озером, с прежним занятием, с отцом и пошли за Господом. Так, можно сказать, рыболовное судно было колыбелью христианства, а его повивальными пеленами — рыболовные сети.

Теги:

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER

Слово настоятеля

«Если мы посмотрим на иконы святителя Николая, мы увидим в его руке какую-то книжку. Что это за книжка? Почему его с ней изображают на иконах? Это Евангелие, которое было для него руководством по жизни, им он вдохновлялся и Божественные словеса наполняли его сердце. Своим примером он и нам предлагает ежедневно читать Священное Писание, если хотим стяжать благодать Святого Духа. Мы должны читать Писание, напитывать свои сердца этой Книгой жизни».

Проповедь в день памяти святителя Николая чудотворца

Banner 1 4 bok

Banner 1 6 bok

Banner 1 3 bok v2

Banner 1 bok v2

Православный календарь