Московский патриархат / Татарская митрополия / Казанская епархия

Храм сошествия
Святого духа

Храм Сошествия Святаго Духа

ПАМЯТИ СВЯЩЕННОМУЧЕНИКА ХАРАЛАМПИЯ

Картинки по запросу житие харалампия магнезийского

23 февраля мы отмечаем престольный праздник - день памяти священномученика Харалампия, епископа Магнезийского, в честь которого освящен придел в нашем храме. Предлагаем прочитать и обновить или пополнить свои знания об этом святом, о его подвиге и примере. Материал портала Pravoslavie.ru, автор - Валерия Михайлова.


Картинки по запросу житие харалампия магнезийскогоПервые три века нашей эры переполнены историями мученичества христиан. Сегодня мы читаем эти жития с содроганием и, быть может, как некоторое преувеличение: страшно поверить, что один человек может додуматься до столь изощренных пыток, а другой – столь мужественно их вытерпеть. Но XX век по- казал, что нечеловеческая жестокость не искоренилась в людях и в «цивилизованную» пору.

О мучениках первых веков, как правило, известно очень мало. Все, что было до их подвига, остается неизвестным, что было после – зачастую обрастает народ- ными преданиями. Тем не менее попробуем исследовать судьбу священномученика Харалампия, епископа, родившегося через 100 лет после Христа и уже в глубокой старости подвергшегося испытанию своей веры и стойкости.

По преданию, Харалампий никогда не был женат, исполнив слова апостола Павла: «Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я» (1 Кор. 7: 8). Он был епископом города Магнисия в Фессалии, входившей в состав Римской империи (территория современной Греции). В первые века христианства епископ – это своего рода глава христианской общины того или иного крупного города или области. Он не был окружен чрезвычайными почестями, а мог наравне со своей паствой, как святитель Спиридон Тримифунтский, зарабатывать на жизнь простым трудом. Конкретные дела Харалампия в его епископском служении неизвестны, но молва о нем как о выдающемся пастыре и миссионере, обращавшем в христианство язычников, дошла до прави- теля провинции. Правил в то время Лукиан. К нему и привели 113-летнего старца.

Лукиан и военачальник Луций под- вергли старца истязаниям: подвесив не- счастного, строгали его тело железными крючьями, сдирая кожу. Старец только благодарил истязателей, говоря: «Острогавши мое тело, вы обновили мой дух!» Под впечатлением от незлобия, стойкости и веры этого человека два воина – Порфирий и Ваптос – исповедали себя христианами. Их тут же зарубили мечами. Этих мужественных людей сегодня чтут в один день со старцем-мучеником.

В те времена истязания и казни становились зрелищами – и это было в порядке вещей. Предания очень часто свидетель- ствуют о том, как сами зрители или истязатели становились мучениками – исповедав Христа и, как говорит о том Церковь, крестясь в собственной крови, пробыв христианами считанные минуты или часы.

Так и мученичество старца-епископа не оставило равнодушными многих свидетелей. Трое из них – женщины – открыто исповедовали себя христианками и были убиты в тот же день.

Такое развитие событий еще более разгорячило военачальника Луция, он выхватил инструмент пыток у воинов и сам принялся пытать Харалампия. Предание свидетельствует, что вдруг у военачальника отнялись и безвольно повисли вдоль тела обе руки. Тогда обезумевший от гнева глава провинции Лукиан плюнул в лицо Харалампию. В этот момент, гласит предание, шею этого человека скрутила судорога и лицо его повернулось на 180 градусов.

По молитвам святого истязатели были исцелены, Луций молил о прощении и выразил желание креститься. Пытки и гонения на христиан в области были прио- становлены. Но Лукиан сказал, что всё же обязан поставить в известность о случив- шемся императора – Септимия Севера.

Септимий Север правил Римом с 193 по 211 год, к власти он пришел через кровь и военный мятеж, и все его прав- ление было отмечено усилением мили- таризма и непримиримым отношением к христианам. Известен его указ, вышедший в 202 году (возможно, как раз после мученичества Харалампия), который запрещал гражданам Римской империи обращаться в христианство и иудаизм. Вот к этому-то правителю, пребывавшему тогда в Малой Азии, в Антиохии Писидийской, и напра- вил свой доклад Лукиан.

Старца приказано было привести к нему. И начался новый круг пыток… В бороду страдальца вплели веревку и так повели его к императору. Сперва тот распорядился о новых истязаниях огнем и железом и только потом устроил допрос. Из лукавого желания угодить императору даже его наложница сыпала горящие угли на голову и лицо 113-летнего епископа…

Правитель допрашивал и испытывал святого. Например, велел привести к нему бесноватого – человека, который 35 лет назад убил и обокрал своего ближнего. Не успел бесноватый войти, как бес от близо- сти к святости завопил и по приказу епи- скопа вышел из одержимого.

Император колебался… То признавал старца чудотворцем и прекращал мучения, то с новой жестокостью набрасывался на исповедника, обвиняя его в волхвовании и посягательстве на его, императора, власть. В разгар очередного допроса Септимий пришел в такой гнев, что взял лук, выстрелил в небо и стал хулить Христа, призывая Его спуститься и отомстить…

Картинки по запросу житие харалампия магнезийского

В конце концов Харалампий был осужден на смерть. На месте казни ему явился Сам Господь со множеством ангелов и сказал, что святой может просить у Него всё, что угодно. Харалампий ответил Христу, что увидеть Его – уже великая милость, но если угодно Богу, то пусть в той местности, где будут почивать мощи святого и чтить его память, не будет ни голода, ни эпидемий, но воцарятся мир и благосостояние.

Господь ответил святому: «Да будет по прошению твоему, мужественный Мой воин!» И тут же Харалампий испустил дух, а его душа вознеслась на небо.

Всё, что произошло в финале земной жизни священномученика Харалампия, очень многих людей не оставило равнодушными: невозможно сказать, скольких он обратил в христианство одним своим примером.

Сегодня его мощи находятся в одном из шести сохранившихся Метеорских монастырей в Греции – монастыре святого Стефана, а частицы – во всем православном мире.

Отрадой и утешением был приход митрополита Кирилла

20 ноября Церковь чтит митрополита Казанского и Свияжского Кирилла (Смирнова) – одного из самых ревностных архипастырей XX века, подвижника и новомученика, расстрелянного 20 ноября 1937 года под Чимкентом. После смерти Патриарха Тихона авторитет митрополита Кирилла был настолько велик, что, разреши большевики провести выборы, именно он с наибольшей вероятностью стал бы новым Русским Патриархом.

В день памяти священномученика Кирилла публикуем воспоминания о нем Серафима Четверухина, который на всю жизнь запомнил, как прославленный ныне иерарх появлялся в доме его отца, также священномученика Илии Четверухина.


Митрополит Кирилл в ссылке (последняя известная фотография)

Митрополит Кирилл в ссылке (последняя известная фотография)

Праздником было появление друзей отца по академии – епископа Серафима (Звездинского), епископа Игнатия (Садковского) и епископа Варлаама. Их приезды в Москву были редкими и краткими. Если они служили в Толмачах, то без пышности, монашески строго. А потом надолго или навсегда исчезали в очередной ссылке. Сейчас я уже смутно различаю в памяти их лица. Они слились в один образ. Вижу высокие аскетические фигуры, бледные лица, слышу тихий голос и спокойную речь. От них, мне казалось, исходил свет. Проводив владыку до трамвая, я возвращался домой осторожно, боясь растерять чувство, которым была наполнена душа.

А следы ног митрополита Кирилла (Смирнова) – хотелось целовать!.. Он приблизил к себе папу еще до Толмачей, когда летом 1917 года стал служить в московских церквах торжественные воскресные вечерни со всенародным пением и проповедями. Кроме богослужебных песнопений, после вечерни, весь народ пел отрывки из посланий апостола Павла. Помню, в храме Воскресения в Сокольниках, тогда только что построенном, пели: «Никто из нас не живет для себя, никто не умирает для себя, но живем ли – для Господа живем, умираем ли – для Господа умираем, всегда Господни!» Когда всё множество людей, наполнявшее храм, с воодушевлением произносило эти слова, казалось, что они клялись так и построить свою жизнь, выражая свое отношение к происходящему. А в соборе Страстного монастыря пели: «Если я говорю языком и ангельским, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий… Любовь долготерпит, милосердствует… всё покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестанет!..» Знакомые слова звучали необыкновенно и проникали в душу…

На текст пропетых слов произносилась проповедь молодым священником, в их числе был и наш отец, а потом сам митрополит Кирилл дополнял сказанное, подчеркивая самое нужное. Я помню, с какой горячностью люди воспринимали спокойные, вечные, ясные истины в то взбулгаченное, развороченное, непонятное время!

Он приходил ненароком, всегда стучал в черную (кухонную) дверь, озябший и, вероятно, такой же голодный, как мы

В лютые зимы с девятнадцатого по двадцатый и с двадцатого по двадцать первый годы отрадой и утешением для нашей семьи был приход митрополита Кирилла. Он приходил ненароком, всегда стучал в черную (кухонную) дверь, озябший и, вероятно, такой же голодный, как мы. Не приносил с собой ни лакомств, ни щепочек, с которыми тоже ходили в гости, но в комнате становилось светлее, теплее и радостнее. Владыка не брезговал тем, чем мама могла угостить, и шел с папой в храм.

Он лишь раз служил у нас в храме всенощную под какой-то двунадесятый праздник – трудно было в те годы создать достойную обстановку для архиерейской службы! Произносил проповедь.

Главное же, владыка вливал силы и бодрость в наших бедных, измученных физически и нравственно, трудно привыкающих к новому месту родителей. Им было одиноко в Замоскворечье, в первое время не только мы, дети, но и они часто вспоминали Сокольники – тамошнюю теплую, обжитую квартиру, теплую, уютную домовую церковь богадельни, родные сосны за окнами. Но возвращаться туда не приходилось: богадельню разогнали, церковь сломали вскоре после нашего переезда.

Да и если бы всё оставалось по-прежнему, отец не расстался бы с Толмачами добровольно. Они были давней его мечтой. Они были освящены для него более чем двадцатипятилетним служением в этом храме в сане диакона отца Алексия, в то время Ф.А. Соловьева, затворника из Зосимовой пустыни. Он пришел туда совсем юным, пережил немало скорбей, имел выдающихся духовных руководителей – тогдашних настоятелей Николо-Толмачевского прихода, внутренне вырос там после недолгого трехлетнего служения пресвитером Успенского собора в Кремле, ушел из мира, приняв постриг в ничем не знаменитой, совсем недавно построенной Зосимовой пустыни. «Не может укрыться город, стоящий наверху горы»: в пустыни ему не удалось уединиться – потянулись люди, как тянулись раньше к отцу Амвросию в Оптину. Отец Алексий стал знаменит на всю Россию. К нему приезжали великие княгини и приходили нищие мужики и бабы из разоренных деревень. Он принимал всех, пока не ушел в затвор в 1916 году.

Одним из самых близких людей к отцу Алексию был мой отец, которого он взял под свое руководство совсем еще молоденьким, не достигшим двадцатилетнего возраста. Но отец Алексий был в затворе. Зосимова пустынь, как и все монастыри, переживала очень тяжкое время, и по немощи человеческой папе и маме бывало очень сложно и трудно. И хотя они никогда не жаловались, постоянно говорили и нас учили говорить «Слава Богу за всё», мы, дети, понимали, что им труднее, чем нам. В нас это вызывало любовь к ним и желание помочь. 

Одним из самых близких людей к отцу Алексию был мой отец, которого он взял под свое руководство совсем еще молоденьким, не достигшим двадцатилетнего возраста. Но отец Алексий был в затворе. Зосимова пустынь, как и все монастыри, переживала очень тяжкое время, и по немощи человеческой папе и маме бывало очень сложно и трудно. И хотя они никогда не жаловались, постоянно говорили и нас учили говорить «Слава Богу за всё», мы, дети, понимали, что им труднее, чем нам. В нас это вызывало любовь к ним и желание помочь.

С приходом владыки Кирилла все оживали. Он говорил, а мы, дети, не всегда понимая, видели, как внимательно, с глубоким интересом и почтением слушали его отец и мать, как их лица светлели. Детям владыка обязательно уделял часть времени, спрашивал нас, как взрослых, о наших делах, говорил что-то серьезное и ласковое, дарил на память книги. У меня долго хранилась небольшая книжечка «Пролог» с его надписью.

Митрополит Казанский Кирилл (Смирнов) в Бутырской тюрьме. 19 июля 1934 года

Митрополит Казанский Кирилл (Смирнов) в Бутырской тюрьме. 19 июля 1934 года

Уехал владыка осенью 1922 года в дальний край. Мы несколько раз получали интересные, посланные оттуда с оказией письма, написанные поехавшими за ним детьми известного московского священника, друга папы, отца Иосифа Фуделя. С того года никто из нас владыку Кирилла не видел.

 

Публикуется по: Четверухин Серафим Ильич. Толмачи: Воспоминания об отце / Доп. и ред. Сергея Четверухина. М.: Музей Библии, 1992. С. 31–33.

 
 

Священномученик Кирилл, митрополит Казанский и Свияжский

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК КИРИЛЛ, МИТРОПОЛИТ КАЗАНСКИЙ И СВИЯЖСКИЙ

Дни памяти: 23 января (Новомуч.), 12 июня (Петерб.), 7 ноября

Священномученик Кирилл, митрополит Казанский и Свияжский (в миру Смирнов Константин Иларионович) родился в семье псаломщика 26 апреля 1863 года в городе Кронштадт Санкт-Петербургской губернии.

В 1887 году Константин окончил Санкт-Петербургскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. 21 ноября 1887 года он был рукоположен в священника и определён к Воскресенской церкви Общества трезвости в Санкт-Петербурге, одновременно исполняя обязанности законоучителя Елисаветпольской гимназии и 2-й гимназии Санкт-Петербурга.

С 1900 года отец Константин был назначен на должность настоятеля Кронштадтского Свято-Троицкого кладбищенского храма. 15 лет батюшка прослужил в священническом сане. Неожиданная смерть маленькой Ольги, мучительно умиравшей от проглоченной иглы, вслед за тем и — жены, не пережившей горя, подвигла 38-летнего отца Константина в 1902 году принять монашество. Вскоре он назначается на должность начальника Урмийской Духовной Миссии в Персии с возведением в сан архимандрита.

6 августа 1904 года состоялась хиротония архимандрита Кирилла во епископа Гдовского, викария Санкт-Петербургской епархии. Желая, чтобы народ полнее участвовал в богослужении, Владыка ввёл всенародное пение за богослужением в Александро-Невской Лавре.

Картинки по запросу митрополит кирилл казанскийСвятой праведный Иоанн Кронштадтский перед смертью просил, чтобы его отпевал молодой епископ Кирилл, которого он знал по служению его в Кронштадте. С 1908 по 1928 годы Владыка управляет Тамбовской и Шацкой епархией. Он стремился как можно чаще совершать поездки в самые отдалённые места своей епархии ради общения с паствой. В 1913 году он возводится в сан архиепископа. В 1914 году трудами Владыки состоялось прославление Святителя Питирима Тамбовского (память 28 июля).

Твёрдость веры Владыки проявилась в таком эпизоде: когда по распоряжению санитарной комиссии в связи с эпидемией холеры в 1909 году было дано распоряжение освящать на Богоявление только кипячёную воду, Владыка отказался это делать и освящал речную. Замечательно, что это же убеждение: «Всё, что не от веры — грех», — высказано и в одном из последних его писем от 8 марта 1937 года.

Во время февральских событий 1917 года Владыка предупреждал с амвона: «Если не удержимся над своим прошлым, то напишем такую страницу своей истории, которую следующие будут читать с краской стыда на лице, готовы будут вырвать её, но нет таких ножниц, которыми можно было бы вырезать что-либо из памяти истории».

Во время войны, по инициативе Святителя организуются сборы средств для нужд фронта, лазареты при монастырях, приюты для детей, у которых погибли родители, различные комитеты помощи воинам.

На Поместном Соборе Владыка был выдвинуть вторым в числе первоначально избранных 25-ти кандидатов на Патриаршество. Также он был избран членом Священного Синода при Святейшем Патриархе Тихоне.

19 марта 1918 года Святитель назначается на митрополичью Тифлисскую и Бакинскую кафедру, а также на должность Экзарха Кавказского, однако к месту назначения выехать ему не удалось. В 1919 году его арестовали в Москве по обвинению «в контрреволюционной агитации путём рассылки воззваний и сношения с Колчаком и Деникиным» и заключили в тюрьму В. Ч. К.

В 1920 году, после освобождения, он назначается на Казанскую и Свияжскую кафедру, но через месяц вновь был арестован в Казани по обвинению, что «выехал из Москвы в г. Казань без разрешения В. Ч. К.». Владыка приговаривается к заключению в лагере на 5 лет. В Таганской Московской тюрьме он находится в одной камере со священномучениками архиепископом Феодором (Поздеевским) и епископом Гурием (Степановым). В 1921 году его освобождают по амнистии и Владыка возвращается в Казань, но в 1922 году его вновь арестовывают и после заключения в Московской тюрьме ссылают в Усть-Сысольск (ныне Сыктывкар).

В Московской тюрьме он сидел в одной камере со священномучеником Фаддеем, архиепископом Астраханским (память 18 декабря). Вместе они написали обращение к верующим по поводу «Живой церкви», которое удалось разослать по России. Затем Владыку ссылают в Усть-Кулом (Коми А. О.), где он находится вместе с епископом Афанасием (Сахаровым), а позже его переводят в город Котельничи Вятской области. Есть сведения, что из Усть-Куломы начальник отдела Г. П. У. Е. А. Тучков вызывал митрополита Кирилла в Москву для переговоров, предлагая «договориться», то есть пойти на компромиссы, но завершилась эта попытка неудачей для властей.

В 1924 году Святитель возвращается из ссылки и встречается в Москве с св. Патриархом Тихоном, успешно убеждая его отказаться от примирения и сотрудничества с обновленцем В. Красницким. Г. П. У. навязывало эти действия Святейшему, обещая тогда выпустить из тюрем архипастырей. На эти обещания Владыка сказал Святейшему: «Ваше Святейшество, о нас, архиереях, не думайте. Мы теперь только и годны на тюрьмы...». Выслушав это, Святейший вычеркнул из подписанной бумаги фамилию Красницкого.

Картинки по запросу кирилл казанский

Из Москвы Владыка переезжает под Ельск, затем в Перерволок. По завещательному распоряжению Святейшего Патриарха Тихона от 25 декабря 1924 года он назначается первым кандидатом на должность Патриаршего Местоблюстителя. Вскоре Святителя снова отправляют в ссылку. По этой причине, после кончины св. Патриарха Тихона, он не смог восприять должность Местоблюстителя и им стал священномученик митрополит Пётр (Полянский).

В 1926 году среди епископата возникла мысль о тайном избрании Патриарха. Под актом избрания митрополита Кирилла, у которого истекал срок ссылки, было собрано 72 архиерейские подписи (в то время за митрополита Сергия (Страгородского) всего одна. Таким образом, митрополит Кирилл был избран Патриархом, но интронизация его не состоялась, так как Г. П. У. стала известна эта акция.

Тучков, когда ему стали известны результаты голосования, заявил, что допустит интронизацию митрополита Кирилла на Патриарший Престол только с условием, что в будущем тот при поставлении епископов станет следовать его указаниям. Владыка ответил «Евгений Алексеевич, вы — не пушка, а я — не снаряд, при помощи которого вы надеетесь уничтожить Русскую Церковь».

Вскоре последовала волна арестов. Был арестован находившийся в ссылке Владыка Кирилл, которого заключили в тюрьму города Вятка. Владыку приговорили дополнительно к трём годам ссылки и с апреля 1927 года он высылается в станок Хантайка Туруханского района Красноярского округа, а затем в город Енисейск.

После выхода в 1927 году Декларации митрополита Сергия, Владыка отделился от общения с ним, так как не хотел участвовать в том, что его «совесть...признала греховным». В утверждённом митрополитом Сергием Временном Патриаршем Священном Синоде он видел угрозу целости Патриаршего строя и подмену его коллегиальным управлением.

В административной церковной деятельности митрополита Сергия, Владыка (как и Местоблюститель, священномученик митрополит Пётр (Полянский)) усматривал превышение полномочий, предоставленных ему званием Заместителя Местоблюстителя, что повлекло за собой раскол в Церкви. Владыка считал бессмысленным и вредным сохранение центральной церковной власти такой ценой. В условиях, когда легальное устроение центральной административно-церковной власти невозможно, и когда стало ясно, что «митрополит Сергий правит Церковью без руководства митрополита Петра», он призывал руководствоваться указом св. Патриарха Тихона от 20 ноября 1920 г., согласно которому епископы должны были создавать местное самоуправление, чтобы потом при более благоприятных условиях дать отчёт Собору о своей деятельности.

С мая по ноябрь 1929 года Владыка вёл переписку с митрополитом Сергием, пытаясь убедить его сойти с пагубного пути компромиссов. Эти письма Владыки, глубоко продуманные и чётко аргументированное, вскрывают духовно-нравственную суть проблемы.

Митрополит Сергий отвечал угрозами канонического прещения, требуя сохранения церковной дисциплины. Владыка же, защищая тех, кто исповедал своё несогласие с церковным курсом Заместителя Местоблюстителя, не желая «участвовать в том, что совесть их признала греховным», так отвечает на это требование: «Это исповедание вменяют им в нарушение церковной дисциплины, но и дисциплина способна сохранять свою действенность лишь до тех пор, пока является действенным отражением иерархической совести соборной Церкви, заменить же собою эту совесть дисциплина никак не сможет. Лишь только она предъявит свои требования не в силу указаний этой совести, а по побуждениям, чуждым Церкви или неискренним, как индивидуальная иерархическая совесть непременно встанет на стражу соборно-иерархического принципа бытия Церкви, который вовсе не одно и то же с внешним "единением во что бы то ни стало"». В декабре 1929 года митрополит Сергий предаёт Святителя суду архиереев и увольняет его от управления Казанской кафедрой.

С 1932 года Владыка находился в ссылке в Туруханском крае. Полгода здесь длится ночь, прерываемая только Северным сиянием, полгода обитатели этого края оторваны от всего мира: ни писем, ни газет, ни посылок. Мороз доходит до 60-ти градусов. Короткое полярное лето и мириады мучительных комаров-гнусов, цинга, отсутствие предметов первой необходимости... Такова обстановка в ссылках за Полярным кругом… Здесь многие сосланные епископы жили в маленьких посёлках далеко друг от друга, так что видеться не могли. Лишь со священномучеником епископом Дамаскиным (Цедриком) удалось Владыке недолго пообщаться и с тех пор они стали друзьями навсегда.

После освобождения в августе 1933 года Святитель непродолжительное время проживал в городе Гжатске. Единомысленное духовенство настойчиво просило Святителя заявить свои права и взять на себя бремя управления страждущей Церковью. Но Владыка считал для себя невозможным это сделать, пока полностью не уяснит создавшееся положение. В 1934 году Святитель приехал в Москву и явился в Патриархию. Учинённый страж преградил ему вход, но высокий, когда-то могучий митрополит, отстранив его, шагнул в кабинет митрополита Сергия. Через несколько мгновений Владыка вышел; видимо, ему всё стало ясно. Это была их последняя встреча.

Вскоре летом 1934 года он был арестован в Гжатске по обвинению в «контрреволюционной деятельности» и заключён во внутренний изолятор особого назначения Бутырской тюрьмы г. Москвы. Святителя приговорили к 3 годам ссылки, которую отбывал в пос. Яны-Курган (Южно-Казахстанская обл.). Неподалёку в той же ссылке жил митрополит Иосиф (Петровых) и два старца-митрополита были утешены хоть какой-то возможностью общения. «С митрополитом Иосифом, — так писал Владыка, — я нахожусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был высказан от Петроградской епархии первый протест против затеи митрополита Сергия и дано было всем предостережение в грядущей опасности».

Владыка, по словам его верного последователя-исповедника епископа Афанасия (Сахарова, память 15 октября), допускал в качестве протеста непосещение «сергианских» храмов, но при этом он осуждал хуления неразумных ревнителей в адрес совершаемых там богослужений. Для себя же он допускал только в случае смертной нужды исповедаться у «сергиевского» священника. В одном из писем 1929 года Святитель написал: «Совершённую им (м. Сергием) подмену власти, конечно, нельзя назвать отпадением от Церкви, но это есть, несомненно, тягчайший грех падения. Совершителей греха я не назову безблагодатными, но участвовать с ними в причащении не стану и других не благословляю, так как у меня нет другого способа к обличению согрешающего брата». Непосредственно митрополиту Сергию он писал: «Во всей полноте своё воздержание я отношу только к Вам, но не к рядовому духовенству и тем менее к мирянам. Среди рядового духовенства очень немного сознательных идеологов Вашей церковной деятельности». Однако, «для тех, кто хорошо понимает существующую в сергианстве неправду», — писал Владыка в 1934 г., — «... своим непротивлением ей обнаруживает преступное равнодушие к поруганию Церкви».

Но эта мягкая позиция Святителя несколько ужесточилась в последние годы жизни, возможно, благодаря общению в ссылке со священномучеником митрополитом Иосифом (Петровых), а также тому, что истекли все сроки ожидания раскаяния митрополита Сергия в пагубном курсе церковной политики.

7 июля 1937 года Владыка был арестован в ссылке и заключён в тюрьму г. Чимкент. На допросе, где обвинялся в том, что «возглавлял всё контрреволюционное духовенство», Владыка держался очень мужественно и всю ответственность по обвинению следствия взял на себя. 6 ноября он был осуждён тройкой У. Н. К. В. Д. и приговорён к расстрелу.

Картинки по запросу митрополит кирилл казанский

Убиение святителя Кирилла, митрополита Казанского и ихже с ним.

7 (20 н. ст.) ноября Святитель был расстрелян в Лисьем овраге под Чимкентом вместе со священномучениками митрополитом Иосифом (Петровых) и епископом Евгением (Кобрановым).

Митрополит Кирилл — один из самых выдающихся иерархов в истории Русской Православной Церкви. Этот особой духовной силы архипастырь был послан Господом в эпоху неслыханных гонений, как образец твёрдости в исповедании веры. Он был Святитель безупречный, соединивший молитвенный подвиг с активной архипастырской деятельностью, достоинство высокого сана с истинной простотой, смирением и любовью. Во всех местах служения Владыки проявляется его особый дар: к нему притягиваются люди, привлечённые его духовной красотой, несокрушимой верой.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

Священномученик Филарет (Великанов)

24 октября - память Казанского священномученика Филарета (Великанова)

Филарет Иоаннович Великанов родился 14 мая 1873 года в семье дьякона города Верхнего Ломова. Окончил Пензенскую духовную семинарию и указом за №9091 Пензенской Духовной Консистории 7 октября 1891 года был определен на псаломщицкое место к соборной церкви города Нижнего Ломова. С 18 октября 1895 г. состоял учителем Нижне-Ломовской воскресной школы. Однако, чувствуя в себе призвание к служению церковному, по собственному прошению, 10 сентября 1896 года указом Духовной Консистории за №4261 был назначен на диаконско-учительское место в с. Суркино Наровчатовского уезда, а 25 мая 1896 г. епископом Пензенским и Саранским Павлом (Вильчинским) рукоположен во диакона к Христорождественской церкви того же села.
 
11 июня 1897 года указом все той же Пензенской Духовной Консистории за №6762, Филарет Великанов был перемещен в село Большой Азяс Краснослободского уезда, а резолюцией Епархиального Преосвященного от 23 августа 1901 года за №3883 (по предложению училищного правления) назначен экономом Краснослободского духовного училища.
 
2 марта 1904 года указом Пензенской Духовной Консистории за №3534 о. Филарет был назначен диаконом с. Оброчного Краснослободского уезда, в марте 1904 года — экономом Тихоновского духовного училища г. Пензы, а 10 июня 1909 года — экономом Пензенской духовной семинарии.
 
Высокопреосвященным Владимиром, архиепископом Пензенским и Саранским, рукоположен в сан священника 30 октября 1916 года. В том же году его перевели на должность эконома Казанской Академии. Февральский и октябрьские перевороты о. Филарет воспринял, как ужасные и несправедливые события, однако всецело положился на волю Божию и продолжил свое духовное служение вопреки неизбежно надвигающемуся террору. 
 
Картинки по запросу филарет великанов
 
10 октября 1918 года, председателем ЧК по борьбе с контрреволюцией на чехословацком фронте Лацисом был подписан ордер №343 на обыск и арест священника Филарета Великанова, а 11 октября отцу Филарету уже предъявили показания двадцатиоднолетнего Кузьмина, "коммуниста отряда ЧК", и Тимофея П., "взводного отряда ЧК", которые во время белочешского мятежа будто бы были опознаны Великановым, когда тот — вооруженный (!) — ходил по Академической слободке и требовал расстрела прятавшихся коммунистов. Свидетельство Кузьмина (до работы в ЧК служившего денщиком у генерала Воронова) могла якобы подтвердить одна женщина, но ее "не оказалось в городе", показания же другого "свидетеля" и вовсе были опровергнуты его земляком (тем, что приютил скрывавшегося чекиста), заявившим, что во время осмотра квартир академических служащих Великанов не только не был вооружен, но и никому ни арестом, ни расстрелом не угрожал. 
 
Сам священник не мог понять, как это можно требовать расстрела тех, кого он в глаза-то не видывал. Да и не ведал отец Филарет за собой никакой вины, поэтому и из Казани никуда не бежал, не скрывался. Положение священномученика в тюрьме было очень тяжелым - это видно из его писем, которые он писал своим друзьям. Но именно в этих посланиях обнаруживается его истинно православная душа.
 
Дом Марко (Набокова) (г. Казань, ул. Гоголя, 4) 
 
Находился в заключении в Казанском доме Набокова по ул. Гоголя, где помещалась ЧК. В подвалах "Набоковки" проходили расстрелы заключенных.
 
Чудом уцелело предсмертное письмо о.Филарета ректору академии епископу Анатолию. В нем выражена внутренняя борьба чувства усталости и растерянности от допросов и издевательств с чувством пастырского достоинства и христианского смирения, смирения до самоуничижения. В его строках и сокрушение о жизни, и покаяние о прегрешениях, содеянных в ведении и неведении, и скорбь о больной матери, которую просто убьет известие о расстреле сына, и недоумение по поводу предъявленных обвинений, и величие духа одного из тех тысяч священномучеников, что в страшный век всеобщей апостасии явили нам подвиг свидетельства о Христе.
 
22 октября 1918 года был приговорен к расстрелу по обвинению в "участии в контрреволюционной авантюре чехословаков".
 
Был расстрелян 24 октября 1918 года в Казани.
 
В 2000 году – по решению юбилейного Архиерейского Собора иерей Филарет великанов был причислен к лику общероссийских святых в числе других новомучеников и исповедников Российских. 
 
Память ему совершается 11 ноября, в день его мученической кончины, 17 октября - в день празднования Собора всех Казанских святых, а также - в день, когда празднуется Собор новомучеников и исповедников Российских.

Святые равноапостольные Владимир и Ольга

24 июля - день памяти святой равно­апостольной княгини Ольги. 28 июля - день памяти святого равноапостольного князя Владимира и день Крещения Руси. Вспомним и мы их житие, важность их роли в судьбе всего государства, возможно, откроем святых просветителей для себя с новой стороны.

В истории Церкви Христовой весьма знаменательно то участие, какое некоторые святые жены, избранницы Божии, принимали в деле распространения истинной веры среди язычников. И наша Русская земля имеет свою равноапостольную жену – святую Ольгу, родную бабушку равноапостольного просветителя Руси великого князя Владимира. Святая Ольга родилась в той стороне, где потом был основан Псков. Еще не познавшая истинного Бога Ольга отличалась уже светлым высоким умом и строгим целомудрием. Князь Игорь, любивший звериные охоты, случайно встретился с ней в лесах Псковских и был до того поражен ее мудрыми ответами ему и красотой лица, что взял себе в жены. После смерти Игоря Ольга управляла Русской землей самостоятельно. Народ любил и почитал ее как мать за ее милосердие, мудрость и справедливость. Когда возмужал ее сын Святослав, она передала ему управление государством, чтобы свободнее заниматься делами благотворения нищим, престарелым, убогим.

С каждым днем становилось ей все более ясным, что только люди безумные могут почитать богами бездушных идолов. Узнав, что вера Христова пришла в Россию от греков, мудрая Ольга пожелала и сама побывать в их стране, дабы выслушать наставления в вере самые точные. Она прибыла в Царьград, явилась к патриарху Полиевкту и сказала ему о своем намерении. Около трех месяцев пробыла Ольга в Царьграде, изучая веру христианскую под руководством самого патриарха. Наконец исполнил Господь ее пламенное желание: Ольга была просвещена Святым Крещением и наречена Еленой, в память равноапостольной царицы Елены. Крестным отцом ее был сам греческий император Константин. Патриарх совершил Божественную литургию, за которой и причастил новопросвещенную русскую княгиню Пречистых Таин Христовых. Причем он обратился к ней с такими словами: «Благословенна ты между женами русскими, что возлюбила Свет истинный и отвергла мрак! Ты избежала этим вечной смерти и обрела жизнь бессмертную». Перед возвращением в отечество патриарх дал ей в благословение святой крест с частицами древа Животворящего Креста Господня. По прибытии в Киев новая Елена, великая княгиня Ольга, стала со всем усердием распространять веру Христову в родной земле.

Равноапостольный князь Владимир

Родился будущий князь Владимир в 963 году. Воспитывал Владимира брат его матери, язычник Добрыня. В 980 году в разгар войны между братьями Владимир пошел на Киев, в котором княжил его старший брат Ярополк. Победив брата, Владимир стал править в Киеве. Он распространил пределы своей державы от Балтийского моря на севере до реки Буг на юге. На Киевских горах он установил идолов, которым стали приносить человеческие жертвы. Тогда погибли за Христа варяги Феодор и Иоанн. Обстоятельства их смерти произвели на Владимира сильное впечатление, и он начал сомневаться в истинности языческой веры.

По приглашению князя в Киев приходили проповедники из разных стран. Князь расспрашивал об их вере, и каждый предлагал ему свою. Но самое сильное впечатление произвел на него православный греческий проповедник, который в заключение своей беседы показал ему картину Страшного суда. По совету бояр Владимир отправил десять мудрых му­жей, чтобы испытать на месте, чья вера лучше. Когда эти русские послы прибыли в Константинополь, то великолепие Софий­ского храма, стройное пение придворных певчих и торжественность патриаршей службы тронули их до глубины души: «Мы не знали, — говорили они потом Владимиру, — на земле мы стояли или на небе». А бояре тут же ему вспомнили, что и Ольга выбрала именно веру греческую.

Владимир решил креститься, но не хотел подчинять Русь грекам. Поэтому вскоре после возвращения послов Владимир пошел войной на греков и взял Херсонес. Отсюда он отправил послов к императорам Василию и Константину с требованием руки сестры их, царевны Анны. Те отвечали ему, что царевна может быть женой только христианина. Тогда Владимир объявил, что желает принять христианскую веру. Но прежде, чем невеста прибыла в Херсонес, Владимир был поражен слепотой.

В таком состоянии он познал свою духовную немощь и приготовился к великому таинству возрождения. Владимир крестился (988 г.) и был наименован Василием. При выходе из купели он прозрел душевными и телесными очами и в избытке радости воскликнул: «Теперь я познал истинного Бога!»

Христианские священники собирали народ и наставляли его в святой вере. Наконец, святой Владимир объявил в Киеве, чтобы все жители явились в определенный день на реку для принятия крещения.

В назначенный день жители Киева собрались на берег Днепра. Сюда явился сам Владимир с христианскими священниками. Все киевляне вошли в реку, кто по шею, кто по грудь, взрослые держали на руках младенцев, священники на берегу читали молитвы, а святой Владимир, объятый восторгом, молился Богу и поручал Ему себя и свой народ.

В начале XIII века воздвигнут был на берегах Волги и Оки Нижний Новгород как крепкий оплот Православия среди инородцев Поволжья и средней полосы России.

Житие преподобного Сергия Радонежского

ПРЕПОДОБНЫЙ СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ

Дни памяти: 5 июля (Обретение честных мощей), 7 июля, 25 сентября (Преставление)
 

Преподобный Сергий родился в селе Варницы, под Ростовом, 3 мая 1314 года в семье благочестивых и знатных бояр Кирилла и Марии. Господь предызбрал его еще от чрева матери. В Житии Преподобного Сергия повествуется о том, что за Божественной литургией еще до рождения сына праведная Мария и молящиеся слышали троекратное восклицание младенца: перед чтением Святого Евангелия, во время Херувимской песни и когда священник произнес: "Святая святым". Бог даровал преподобным Кириллу и Марии сына, которого назвали Варфоломеем. С первых дней жизни младенец всех удивил постничеством, по средам и пятницам он не принимал молока матери, в другие дни, если Мария употребляла в пищу мясо, младенец также отказывался от молока матери. Заметив это, Мария вовсе отказалась от мясной пищи. В семилетнем возрасте Варфоломея отдали учиться вместе с двумя его братьями - старшим Стефаном и младшим Петром. Братья его учились успешно, но Варфоломей отставал в учении, хотя учитель и помногу занимался с ним. Родители бранили ребенка, учитель наказывал, а товарищи насмехались над его несмысленностью. Тогда Варфоломей со слезами взмолился к Господу о даровании ему книжного разумения.

Однажды отец послал Варфоломея за лошадьми в поле. По дороге он встретил посланного Богом Ангела в иноческом образе: стоял старец под дубом среди поля и совершал молитву. Варфоломей приблизился к нему и, преклонившись, стал ждать окончания молитвы старца. Тот благословил отрока, поцеловал и спросил, чего он желает. Варфоломей ответил: "Всей душой я желаю научиться грамоте, Отче святой, помолись за меня Богу, чтобы Он помог мне познать грамоту". Инок исполнил просьбу Варфоломея, вознес свою молитву к Богу и, благословляя отрока, сказал ему: "Отныне Бог дает тебе, дитя мое, уразуметь грамоту, ты превзойдешь своих братьев и сверстников". При этом старец достал сосуд и дал Варфоломею частицу просфоры: "Возьми, чадо, и съешь, - сказал он. - Это дается тебе в знамение благодати Божией и для разумения Святого Писания". Старец хотел удалиться, но Варфоломей просил его посетить дом родителей. Родители с честью встретили гостя и предложили угощение. Старец ответил, что прежде следует вкусить пищи духовной, и велел их сыну читать Псалтирь. Варфоломей стал стройно читать, и родители удивились совершившейся перемене с сыном. Прощаясь, старец пророчески предсказал о Преподобном Сергии: "Велик будет ваш сын пред Богом и людьми. Он станет избранной обителью Святого Духа". С тех пор святой отрок без труда читал и понимал содержание книг. С особым усердием он стал углубляться в молитву, не пропуская ни одного Богослужения. Уже в детстве он наложил на себя строгий пост, ничего не ел по средам и пятницам, а в другие дни питался только хлебом и водой.

Около 1328 года родители Преподобного Сергия переселились из Ростова в Радонеж. Когда их старшие сыновья женились, Кирилл и Мария незадолго до смерти приняли схиму в Хотьковском монастыре Покрова Пресвятой Богородицы, неподалеку от Радонежа. Впоследствии овдовевший старший брат Стефан также принял иночество в этом монастыре.

Похоронив родителей, Варфоломей вместе с братом Стефаном удалился для пустынножительства в лес (в 12 верстах от Радонежа). Сначала они поставили келлию, а потом небольшую церковь, и, с благословения митрополита Феогноста, она была освящена во Имя Пресвятой Троицы. Но вскоре, не выдержав трудностей жизни в пустынном месте, Стефан оставил брата и перешел в Московский Богоявленский монастырь (где сблизился с иноком Алексием, впоследствии митрополитом Московским, память 12 февраля).

Варфоломей же 7 октября 1337 года принял пострижение в монашество от игумена Митрофана с именем святого мученика Сергия (память 7 октября) и положил начало новому жительству во славу Живоначальной Троицы. Претерпевая искушения и страхования бесовские, Преподобный восходил от силы в силу. Постепенно он стал известен другим инокам, искавшим его руководства. Преподобный Сергий всех принимал с любовью, и вскоре в маленькой обители составилось братство из двенадцати иноков. Их опытный духовный наставник отличался редким трудолюбием. Своими руками он построил несколько келлий, носил воду, рубил дрова, выпекал хлеб, шил одежду, готовил пищу для братии и смиренно выполнял другие работы. Тяжелый труд Преподобный Сергий соединил с молитвой, бдением и постом. Братия удивлялась, что при таком суровом подвиге здоровье их наставника не только не ухудшалось, но еще более укреплялось. Не без труда иноки умолили Преподобного Сергия принять игуменство над обителью. В 1354 году епископ Волынский Афанасий посвятил Преподобного во иеромонаха и возвел в сан игумена. По-прежнему в обители строго выполнялись иноческие послушания. С увеличением монастыря росли и его нужды. Нередко иноки питались скудной пищей, но по молитвам Преподобного Сергия неизвестные люди приносили все необходимое.

Слава о подвигах Преподобного Сергия стала известна в Константинополе, и Патриарх Филофей прислал Преподобному крест, параман и схиму, в благословение на новые подвиги, Благословенную грамоту, советовал избраннику Божию устроить общежительный монастырь. С патриаршим посланием Преподобный отправился к святителю Алексию и получил от него совет ввести строгое общежитие. Иноки стали роптать на строгость устава, и Преподобный вынужден был покинуть обитель. На реке Киржач он основал обитель в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Порядок в прежней обители стал быстро приходить в упадок, и оставшиеся иноки обратились к святителю Алексию, чтобы он возвратил святого.

Преподобный Сергий беспрекословно повиновался святителю, оставив игуменом Киржачского монастыря своего ученика, преподобного Романа.

Еще при жизни Преподобный Сергий удостоился благодатного дара чудотворений. Он воскресил отрока, когда отчаявшийся отец считал единственного сына навсегда потерянным. Слава о чудесах, совершенных Преподобным Сергием, стала быстро распространяться, и к нему начали приводить больных как из окрестных селений, так и из отдаленных мест. И никто не покидал Преподобного, не получив исцелений недугов и назидательных советов. Все прославляли Преподобного Сергия и благоговейно почитали наравне с древними святыми отцами. Но людская слава не прельщала великого подвижника, и он по-прежнему оставался образцом иноческого смирения.

Однажды святитель Стефан, епископ Пермский (память 27 апреля), глубоко почитавший Преподобного, направлялся из своей епархии в Москву. Дорога пролегала в восьми верстах от Сергиева монастыря. Предполагая посетить монастырь на обратном пути, святитель остановился и, прочитав молитву, поклонился Преподобному Сергию со словами: "Мир тебе, духовный брат". В это время Преподобный Сергий сидел вместе с братией за трапезой. В ответ на благословение святителя Преподобный Сергий встал, прочитал молитву и послал ответное благословение святителю. Некоторые из учеников, удивленные необычайным поступком Преподобного, поспешили к указанному месту и, догнав святителя, убедились в истинности видения.

Постепенно иноки становились свидетелями и других подобных явлений. Однажды во время литургии Преподобному сослужил Ангел Господень, но по смирению своему Преподобный Сергий запретил кому-либо рассказывать об этом до конца его жизни на земле.

Тесные узы духовной дружбы и братской любви связывали Преподобного Сергия со святителем Алексием. Святитель на склоне лет призвал к себе Преподобного и просил принять Русскую митрополию, но блаженный Сергий по смирению отказался от первосвятительства.

Русская земля в то время страдала от татарского ига. Великий князь Димитрий Иоаннович Донской, собрав войско, пришел в обитель Преподобного Сергия испросить благословения на предстоявшее сражение. В помощь великому князю Преподобный благословил двух иноков своей обители: схимонаха Андрея (Ослябю) и схимонаха Александра (Пересвета), и предсказал победу князю Димитрию. Пророчество Преподобного Сергия исполнилось: 8 сентября 1380 года, в день праздника Рождества Пресвятой Богородицы, русские воины одержали полную победу над татарскими полчищами на Куликовом поле, положив начало освобождения Русской земли от татарского ига. Во время сражения Преподобный Сергий вместе с братией стоял на молитве и просил Бога о даровании победы русскому воинству.

За ангельскую жизнь Преподобный Сергий удостоился от Бога небесного видения. Однажды ночью авва Сергий читал правило перед иконой Пресвятой Богородицы. Окончив чтение канона Божией Матери, он присел отдохнуть, но вдруг сказал своему ученику, преподобному Михею (память 6 мая), что их ожидает чудесное посещение. Через мгновение явилась Божия Матерь в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. От необыкновенно яркого света Преподобный Сергий пал ниц, но Пресвятая Богородица прикоснулась к нему руками и, благословляя, обещала всегда покровительствовать святой обители его.

Достигнув глубокой старости, Преподобный, за полгода прозрев свою кончину, призвал к себе братию и благословил на игуменство опытного в духовной жизни и послушании ученика, преподобного Никона (память 17 ноября). В безмолвном уединении Преподобный преставился к Богу 25 сентября 1392 года. Накануне великий угодник Божий в последний раз призвал братию и обратился со словами завещания: "Внимайте себе, братие. Прежде имейте страх Божий, чистоту душевную и любовь нелицемерную..."

Житие священномученика Харалампия, епископа Магнезийского

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ХАРАЛАМПИЙ

День памяти: 23 февраля
 

Святой священномученик Харалампия был епископом в городе Магнезии, в Фессалии; жил во второй половине II века. Он обратил ко Христу многих из язычников, наставлял их на путь спасения, поучая Слову Божию. За Евангельскую проповедь святого епископа Харалампия привели на суд к правителю Лукиану и военачальнику Лукию. Угрожая мучениями, они требовали от епископа Харалампия принесения жертвы языческим богам. В ответ святой твердо исповедал свою веру во Христа. Тогда священномученика Харалампия подвергли жестоким истязаниям. Его подвесили на дереве и строгали тело железными крюками до тех пор, пока не содрали кожу с головы до ног. «Благодарю вас, братие, — говорил при этом мученик. — Острогавши тело, вы обновили мой дух». Воины Порфирий и Ваптос, истязавшие святого епископа, были так поражены его незлобием и терпением, что открыто исповедали Воскресшего Христа. Оба они были тотчас усечены мечом. Вместе с ними были усечены три женщины, которые, подобно Порфирию и Ваптосу, уверовали во Христа.

Военачальник Лукий сам взял орудия пыток и жестоко терзал тело святого Харалампия, но вдруг руки его отнялись у локтей. Лукиан, увидя это, плюнул в лицо священномученика Харалампия, и внезапно голова его повернулась назад лицом. Тогда народ, объятый ужасом, стал молить святого мученика отвратить Божий гнев. С ними просил и Лукий. По молитвам святого мученика Лукий и Лукиан были исцелены. Тогда и Лукий уверовал во Христа и крестился. Множество очевидцев также обратились к истинной Христовой вере, другие получали исцеления от различных недугов по молитвам священномученика Харалампия.

Лукиан донес обо всем случившемся императору Септимию Северу (193-211), находившемуся в Антиохии. Император распорядился привести святого к нему. Исполняя приказание, воины вбили в тело мученика острый железный гвоздь, в бороду вплели веревку и, обмотав вокруг шеи, повлекли его к императору. Сам император, увидев святого, вонзил в грудь священномученика Харалампия три острых кола, а потом приказал палить его на медленном огне. Но сила Божия укрепляла святого Харалампия, и он остался невредим.

По молитве священномученика вновь стали совершаться чудеса. Святой изгнал диавола из человека и воскресил мертвого юношу. Сам император пришел в ужас, но вскоре вновь ожесточился и подверг святого Харалампия другим страшным мукам. Видя его терпение, дочь Септимия Севера Галина уверовала во Христа и стала убеждать в истинности христианской веры своего отца. Но император после новых истязаний осудил священномученика на смерть.

«Благодарю Тебя, Господи, за милость Твою. Помяни меня во Царствии Твоем», — сказал святой, воззрев на небо, и после этих слов преставился — прежде, чем меч коснулся его (+ 10 февраля 202).

Галина с честью погребла святое тело страдальца. Память священномученика Харалампия Церковь празднует в день его преставления — 23 февраля.

Источник: Православие РУ

Собор Казанских святителей - празднование Русской Православной Церкви

Собор Казанских святителей  - празднование Русской Православной Церкви

Установлено в 1984 году по инициативе епископа Казанского и Марийского Пантелеимона (Митрюковского). Совершается в день праздника обретения мощей святителей Гурия и Варсонофия.

Собор Казанских святителей


Последними словами Господа Иисуса Христа святым апостолам было повеление идти просвещать народы, «сидящия во тьме и сени смертней» (Пс. 106, 10). Укрепляемые благодатью Святого Духа последователи Спасителя взяли на себя Его благое иго и во все века смело шли в самые отдаленные уголки земли. Невзирая ни на какие трудности и опасности, они несли свет Истины, «просвещающий всякого человека» (Ин. 1, 9). Русские православные пастыри, горевшие любовью ко Христу, видели, что Казань и Казанский край имеют громадное значение в деле дальнейшего просвещения всех народов Востока (Сибири).

Перед взятием Казани русскими был построен город-плацдарм Свияжск, место основания которого указал явившийся преподобный Сергий Радонежский. После учреждения Казанской епархии в татарскую столицу был назначен первый архипастырь — святитель Гурий, уроженец города Радонежа — родины преподобного Сергия.

Восемь лет святительских трудов — это постоянный подвиг проповеди слова Божия неверным, строительство монастырей, храмов и собственная внимательная духовная жизнь. Подорванное в юности здоровье совсем покинуло святителя за два года до кончины. Перед смертью свт. Гурий принял великую схиму от св. Варсонофия и мирно почил 5 декабря 1563 г. На Казанскую кафедру вступил его достойный преемник — ревнитель Православия свт. Герман.

Святой Варсонофий (в миру Иоанн), когда ему было еще 17 лет, попал в плен. Он не тратил времени попусту, а изучал татарский язык и знакомился с мусульманством. В этом явно видна рука Промысла Божия, готовившего великого просветителя Казанского края. Св. Варсонофий уже в сане архимандрита прибыл в Казань вместе со свт. Гурием. Там он устроил Спасо-Преображенский монастырь, занимался просвещением татар, исцелял телесные недуги новопросвещенных. В 1567 г. Московский митрополит свт. Филипп вызвал св. Варсонофия в Москву и рукоположил его во епископа Тверского. Через три года свт. Варсонофий был уволен на покой и переехал в Казанский Спасо-Преображенский монастырь, где скончался 11 апреля 1567 года и был погребен вместе со своим наставником.

Обретение мощей свтт. Гурия и Варсонофия произошло в 1595 г. при строительстве нового храма в Спасо-Преображенском монастыре, основанном св. Варсонофием. Тела святых Гурия и Варсонофия оказались нетленными. Мощи первого Казанского святителя Гурия источали благовонное и целебное миро. Во время открытия мощей свтт. Казанских обретены нетленные тела святых иноков Ионы и Нектария, отца и сына, учеников святителя Гурия.

Церковь прославляет Казанских чудотворцев как просветителей, молитвенников о новопросвещенных, вразумителей неверных, образов спасения, защитников от нахождения иноплеменных, умирителей междоусобной брани, наказателей клеветников, прогонителей лукавых духов и исцелителей немых, наставников монахов. Особо память   Казанских святителей совершается: Гурия — 5/18 декабря, Варсонофия — 11/24 апреля и Германа — 6/19 ноября.

По материалам сайта www.saints.ru

Житие Блгвв. кнн. Феодора Смоленского и чад его Давида и Константина, Ярославских чудотворцев

СВЯТОЙ БЛАГОВЕРНЫЙ КНЯЗЬ ФЕОДОР, СМОЛЕНСКИЙ И ЯРОСЛАВСКИЙ И ЧАДА ЕГО ДАВИД И КОНСТАНТИН

Дни памяти:  Март 5 (обретение мощей),  Май 23 (Ростов.),  Сентябрь 19

Святой благоверный князь Феодор, Смоленский и Ярославский, по прозванию Черный, родился в грозную для Руси годину монгольского нашествия, около 1237 - 1239 года, и был в крещении наречен во имя святого великомученика Феодора Стратилата, особо почитаемого русскими князьями-воинами. Воинскими подвигами суждено было Богом прославиться в Русской земле и святому князю Феодору. В 1239 году, когда молитвами Пресвятой Богородицы святой воин-мученик Меркурий (память 24 ноября) избавил Смоленск от Батыева пленения, отрока Феодора в городе не было: его увезли и укрыли на время войны в безопасном месте. В следующем, 1240 году умер его отец, князь Ростислав, правнук благоверного князя Ростислава, Смоленского и Киевского (+ 1168; память 14 марта).

Старшие братья, наследники, поделили между собой земли отца своего, выделив младшему - отроку Феодору маленький Можайск. Здесь прошло его детство, здесь учился он Священному Писанию, церковной службе и воинскому искусству.

В 1260 году святой князь Феодор женился на Марии Васильевне, дочери святого благоверного князя Василия Ярославского (+ 1249; память 3 июля), и стал князем Ярославским. У них родился сын Михаил, но вскоре святой Феодор овдовел. Он много времени проводил в ратных трудах и походах, сына его воспитывала теща, княгиня Ксения.

Феодор Смоленский и чада его Давид и Константин
Феодор Смоленский и чада его Давид и Константин

В 1277 году соединенные дружины русских князей, среди которых был святой Феодор, в союзе с татарскими войсками, участвовали в походе в Осетинскую землю и во взятии "славного града их Тетякова". Союзные войска одержали в этой войне полную победу. Дело в том, что со времен святого Александра Невского (+ 1263; память 23 ноября) ханы Золотой Орды, видя несломленную духовную и военную мощь православной Руси, были вынуждены изменить свое отношение к ней, стали привлекать русских князей к союзу, обращаться к ним за военной помощью. Русская Церковь промыслительно использовала это сближение для христианского просвещения инородцев. Уже в 1261 году стараниями святого Александра Невского и митрополита Кирилла III в Сарае, столице Золотой Орды, была учреждена епархия Русской Православной Церкви. В 1276 году Константинопольский Собор под председательством патриарха Иоанна Векка (1275 - 1282) отвечал на вопросы русского Сарайского епископа Феогноста о порядке крещения татар и принятии в православие бывших среди них монофизитов и несториан. В эти годы и оказался в Орде святой князь Феодор. Отличившийся ратными подвигами в осетинском походе, он вызвал к себе особенное расположение хана Менгу-Темира, почтительно относившегося к Православной Церкви, выдавшего первый ханский ярлык о церковной неприкосновенности митрополиту Кириллу. В летописи сказано: "А князя Феодора Ростиславича царь Менгу-Темир и царица его вельми любяше и на Русь его не хотяше пустити мужества ради и красоты лица его". Три года пробыл святой Феодор в Орде. Наконец, "царь отпустил его с великой честью", и князь прибыл в Ярославль. К этому времени супруга его, Мария, уже умерла, в городе правила княгиня Ксения с внуком Михаилом. Ярославцы не приняли вернувшегося из Орды князя: "не прияша его во град, но рекоша ему: "Сей град княгини Ксении и есть у нас князь Михаиле"".

Святой Феодор должен был вернуться в Орду. Царица, жена хана Менгу-Темира, "его любяше зело и хотяше за него дщерь свою дати". Такой брак имел бы для Руси большое значение. Хан долго не соглашался на него, считая русских князей своими "улусниками" (т. е. вассалами, подданными). Выдать дочь за русского князя, значило признать за ним равное достоинство. И еще важнее: это значило для хана признать превосходство Православия, потому что прежде венчания нужно было, чтобы татарская царевна приняла святое Крещение. Хан пошел на это, слишком важен для него был союз с Русью: "и царевну повелел за князя Феодора дати, и повелел ее прежде крестить, а православной веры не повелел осквернить". Так женился святой Феодор на дочери могущественного хана, нареченной в крещении Анной. "Царь же его весьма чтил и повелел ему садиться напротив себя, построил ему дворец, дал князи и боляре на послужение".

Там, в Орде, и родились у святого Феодора Черного его сыновья - святой благоверный князь Давид (+ 1321) и святой благоверный князь Константин. Огромное влияние, которое святой Федор приобрел в Орде, он использовал во славу Русской земли и Русской Церкви. Православие все более укреплялось среди татар, ордынцы усваивали русские обычаи, нравы и благочестие. Русские купцы, зодчие, мастера несли русскую культуру на берега Дона, Волги, Урала и дальше до самой Монголии. До сих пор археологи находят православные иконы, кресты, лампады по всей территории прежней Золотой Орды, вошедшей в состав России. Так начиналось великое миссионерское движение Русской Церкви на Восток, просвещение светом Евангельской истины всех племен до Великого океана. Русские православные князья и их дружинники, участвуя, как союзники, в монгольских походах, узнавали и осваивали бескрайние просторы Азии, Сибири и Дальнего Востока. В 1330 году, всего через тридцать лет после смерти святого Феодора Черного, китайская летопись напишет о русских дружинах в Пекине.

Святой Феодор жил в Сарае до 1290 года, когда "пришла ему весть с Руси, от града Ярославля, что его сын первый, князь Михаил преставился". Дав князю богатые дары и большую дружину, хан отпустил его на Русь. Вновь став князем в Ярославле, святой Феодор начал ревностно заботиться об усилении и благоустроении своего города и княжества. Особенную любовь проявлял он к обители Преображения Господня. Слава его гремела по всей Руси, все князья искали с ним дружбы и союза. Но он больше всех любил сына святого Александра Невского, Андрея Александровича, поддерживал его во всех начинаниях, когда тот был великим князем Владимирским, ходил с ним в походы, делил радость побед и горечь поражений. В 1296 году едва не разразилась кровопролитная братоубийственная война между двумя группами князей: на одной стороне были святой Феодор и великий князь Андрей, на другой - святой Михаил Тверской (+ 1318; память 22 ноября) и святой Даниил Московский (+ 1303; память 4 марта). Но кровопролитие Божией помощью удалось предотвратить. На Владимирском съезде князей (1296 г.) епископ Владимирский Симеон и епископ Сарайский Измаил сумели внести мир в обе стороны. Сам факт участия в съезде святого князя Феодора и сарайского Владыки Измаила говорит о том, что первый употребил все свои дипломатические дарования и влияние в Орде, чтобы способствовать установлению мира в Русской земле.

Не порывались связи святого Феодора Черного и с его отчизной - Смоленском, хотя княжить ему там было непросто. Так, в 1297 году святой Феодор ходил походом к Смоленску восстановить свои законные права на Смоленское княжение, захваченное его племянником. Но взять город и стать снова Смоленским князем ему в этот раз не довелось.

Вскоре после того похода святой князь-воин занемог. 18 сентября 1299 года угодник Божий повелел перенести его в Спасо-Преображенский монастырь и принял монашеское пострижение.

Во время самого окончания обряда святой Феодор попросил прервать священнодействие. По благословению игумена, во исполнение воли умирающего, князя вынесли на монастырский двор, куда сошлось уже множество ярославцев. "И исповедался князь пред всем народом, если согрешил пред кем или нелюбие держал на кого. И кто пред ним согрешил и враждовал на него - всех благословил и простил и во всем вину на себя принял пред Богом и людьми". Лишь после этого решился смиренный воин завершить свой необычный и многотрудный жизненный путь принятием ангельского образа.

Всю ночь игумен и братия молились над святым князем. В два часа ночи начали звонить к утрене. Напутствованный Святыми Тайнами Христовыми, святой Феодор безмолвно лежал на своем иноческом ложе. Когда же иноки начали третью "Славу" Псалтири, он осенил себя крестным знамением и предал душу Господу. Вид его в гробу был необычен: "Чудно бе зрети блаженнаго, на одре лежаща не яко умерша, но яко жива суща. Светилось лице его, солнечным лучам подобно, честными сединами украшено, показуя душевную его чистоту и незлобивое сердце".

После него в Ярославле правил его сын - святой Давид (+ 1321). Второй из его младших сыновей, святой Константин, видимо, почил ранее. Церковное почитание святого князя Феодора в Ярославской земле началось вскоре после его смерти. В 1322 - 1327 годах по благословению и заказу епископа Ростовского Прохора в память почитаемого Владыкой святого Феодора было написано и украшено миниатюрами знаменитое Феодоровское Евангелие. Епископ Прохор был прежде игуменом Спасо-Преображенского монастыря в Ярославле. Вероятно, он лично знал святого князя, мог быть очевидцем его пострижения и всенародного покаяния. Историки думают, что лучшие миниатюры, вшитые в эту драгоценную рукопись, принадлежали более раннему Евангелию, владельцем которого был сам святой Феодор Черный и которое он привез с собой в Ярославль как благословение из родного Смоленска.

5 марта 1463 года были обретены в Ярославле мощи святого князя Феодора и чад его, Давида и Константина. Летописец, очевидец события, записал под этим годом: "Во граде Ярославле в монастыре Святого Спаса лежали три князя великие, князь Феодор Ростиславич да дети его Давыд и Константин, поверх земли лежали. Сам же великий князь Феодор велик был ростом человек, те у него, сыновья Давид и Константин, под пазухами лежали, зане меньше его ростом были. Лежали же во едином гробе". Эта черта физического облика святого князя так запечатлелась в восприятии очевидцев и современников обретения его мощей, что запись об этом вошла в Проложные жития князя Феодора и в Иконописные подлинники.

Житие святого князя Феодора Черного было написано вскоре по обретении мощей иеромонахом Ярославского Спасского монастыря Антонием, по благословению митрополита Московского и всея Руси Филиппа I. Другая редакция Жития была написана Андреем Юрьевым в Кирилло-Белозерском монастыре. Третье, наиболее подробное Житие святого Феодора вошло в "Книгу степенную царского родословия", составленную при царе Иоанне Грозном и митрополите Макарии. Русский народ сложил о святом князе Феодоре духовные песни, которые на протяжении столетий распевали "калики перехожие". В них прославляются благочестие и правосудие, милосердие и благотворительность святого, его забота о строительстве и украшении храмов (см.: Митрополит Ярославский и Ростовский Иоанн (Вендланд). Князь Федор Черный. - "Богословские труды", сб. XI, М., 1973„ с. 55 - 77). Сложность исторических судеб, суровость эпохи, бесчисленное множество врагов - не личных, но врагов России и Церкви, - только ярче подчеркивают для нас величие подвига святых созидателей России.

Источник:Православный календарь

Житие святителя Гурия, архиепископа Казанского и Свияжского

 

 

 

Пре­по­доб­ный Гу­рий, в ми­ре Гри­го­рий, ро­дил­ся в го­ро­де Ра­до­не­же[1] от бед­ных и ма­ло­из­вест­ных бо­яр Ру­го­ти­ных. В юно­ше­ском воз­расте Гри­го­рий от­дан был на слу­же­ние в дом кня­зя Ива­на Пень­ко­ва. Гри­го­рий был нра­ва крот­ко­го и уступ­чи­во­го; он лю­бил ча­сто хо­дить в храм Бо­жий на мо­лит­ву, мо­лил­ся и до­ма; вни­ма­тель­но охра­нял свое це­ло­муд­рие, дер­жал стро­гий пост; лю­бил так­же по­да­вать ни­щим ми­ло­сты­ню и от­ли­чал­ся про­чи­ми хри­сти­ан­ски­ми доб­ро­де­те­ля­ми. Сво­им бла­го­нра­ви­ем и чест­но­стию Гри­го­рий при­об­рел лю­бовь сво­е­го гос­по­ди­на, и он по­ру­чил ему все управ­ле­ние сво­им до­мом. Но сие воз­бу­ди­ло за­висть в со­слу­жив­цах Гри­го­рия, и они окле­ве­та­ли его пе­ред кня­зем в пре­лю­бо­де­я­нии с его же­ною.

Князь, по­ве­рив кле­вет­ни­кам, при­ка­зал убить Гри­го­рия. Но сын кня­зя, бо­лее осто­рож­ный и бла­го­ра­зум­ный, неже­ли отец его, упро­сил от­ца по­ща­дить Гри­го­рия и сво­им при­го­во­ром не по­зо­рить сво­ей се­мьи; узнав же, что все сие кле­ве­та, он из­ба­вил Гри­го­рия от смер­ти. Од­на­ко князь, по­беж­да­е­мый зло­бою, по­са­дил невин­но­го Гри­го­рия в глу­бо­кий ров. Два го­да про­вел в нем бла­жен­ный, то­ми­мый го­ло­дом, так как пи­ща по­да­ва­лась ему непри­год­ная для че­ло­ве­ка: на три дня ему бро­са­ли по од­но­му сно­пу ов­са и немно­го во­ды. Тя­же­ло бы­ло по­ло­же­ние невин­но­го стра­даль­ца, но он укреп­лял се­бя при­ме­ром древ­них му­че­ни­ков и обод­рял тою мыс­лию, что тем­ни­ца из­ба­ви­ла его от со­блаз­нов и тре­вог мир­ских, что уеди­не­ние до­ста­ви­ло ему пол­ную сво­бо­ду го­то­вить­ся к веч­но­сти.

Уже вто­рой год за­клю­че­ния в тем­ни­це был на ис­хо­де, как один из преж­них дру­зей Гри­го­рия упро­сил тем­нич­но­го сто­ро­жа доз­во­лить по­дой­ти к ок­ну тем­ни­цы и по­го­во­рить с Гри­го­ри­ем; сто­рож со­гла­сил­ся. Друг по­до­шел но­чью к Гри­го­рию и пред­ло­жил до­став­лять ему при­лич­ную пи­щу. Но Гри­го­рий от­ка­зал­ся от при­ня­тия вся­кой иной пи­щи, кро­ме той, ка­кая ему до­став­ля­ет­ся, ска­зав, что «его пи­та­ет мно­гая и пре­и­зобиль­ная бла­го­дать Бо­жия». За­сим Гри­го­рий про­сил сво­е­го дру­га, чтобы он вме­сто пи­щи при­но­сил ему бу­ма­ги, чер­нил и пе­рьев для пи­са­ния аз­бук, по ко­то­рым обу­ча­ют де­тей гра­мо­те. Эти аз­бу­ки Гри­го­рий по­ру­чал сво­е­му дру­гу про­да­вать, а день­ги про­сил раз­да­вать ни­щим.

Через два го­да ми­ло­сер­дый Гос­подь, ви­дя доб­рое тер­пе­ние ра­ба Сво­е­го, невин­но стра­да­ю­ще­го, бла­го­из­во­лил осво­бо­дить его от уз, как бы от ада, и неви­ди­мою ру­кою си­лы Сво­ей от­верз ему тем­нич­ный за­твор. Неожи­дан­но Гри­го­рий уви­дал в две­рях тем­ни­цы свет; он при­шел в ужас, ду­мая, что это бе­сов­ское на­ва­жде­ние, – так как два го­да те две­ри не бы­ли от­во­ря­е­мы, – и, встав, стал он мо­лить­ся. И сно­ва свет по­явил­ся в две­рях, да­же силь­нее пер­во­го. То­гда Гри­го­рий, по­дой­дя, кос­нул­ся до две­ри ру­кою, и дверь тот­час от­во­ри­лась. Ура­зу­мев, что Сам Бог по­сы­ла­ет ему осво­бож­де­ние из сей тем­ни­цы, Гри­го­рий воз­бла­го­да­рил Гос­по­да и, взяв ико­ну Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, ко­то­рую он имел с со­бою в тем­ни­це, вы­шел, ни­кем не ви­ди­мый, хо­тя был уже день. И ушел он из до­ма то­го и из го­ро­да, и при­шел в Успен­ский Иоси­фов­ский[2] мо­на­стырь. Здесь Гри­го­рий при­нял по­стри­же­ние в мо­на­хи с име­нем Гу­рия и стал доб­рым ино­ком и пост­ни­ком; за свою при­мер­ную ино­че­скую жизнь он был из­бран впо­след­ствии игу­ме­ном Иоси­фо­вой оби­те­ли. Про­быв на­сто­я­те­лем сей оби­те­ли око­ло де­вя­ти лет, он по бо­лез­ни оста­вил мо­на­стырь и два го­да жил на по­кое, про­во­дя вре­мя в по­сте и бо­го­мыс­лии. За­тем Гу­рий по­слан был на игу­мен­ство в Се­ли­жа­ров мо­на­стырь[3], но здесь про­был не бо­лее го­да.

Ко­гда же Бог по­ко­рил ца­рю Иоан­ну Ва­си­лье­ви­чу го­род Ка­зань[4], то­гда, по со­ве­ту мит­ро­по­ли­та Ма­ка­рия[5], со­бо­ром свя­ти­те­лей Рос­сий­ской мит­ро­по­лии Гу­рий по­став­лен был по жре­бию пер­вым ар­хи­епи­ско­пом го­ро­да Ка­за­ни[6]. Царь от­пра­вил его в Ка­зань с ве­ли­кою че­стию, дал ему мно­же­ство икон, дра­го­цен­ную цер­ков­ную утварь и мно­го книг, а кро­ме се­го, мно­ги­ми дра­го­цен­ны­ми ве­ща­ми ода­рил он и са­мо­го Гу­рия. Свя­ти­те­ли и раз­ные мо­на­сты­ри с сво­ей сто­ро­ны при­нес­ли в дар на нуж­ды но­во­про­све­ща­е­мо­го края так­же мно­же­ство дра­го­цен­ных ве­щей[7]. В Неде­лю свя­тых отец, по­сле Пас­хи, 26 мая 1555 г., при звоне всех ко­ло­ко­лов кремлев­ских, мит­ро­по­лит Ма­ка­рий с епи­ско­пом Кру­тиц­ким Ни­фон­том и все­ми ар­хи­манд­ри­та­ми Мос­ков­ски­ми и игу­ме­на­ми, а так­же и свя­ти­тель Гу­рий с сво­и­ми ар­хи­манд­ри­та­ми и освя­щен­ным кли­ром, в при­сут­ствии ца­ря и все­го син­кли­та тор­же­ствен­но от­слу­жи­ли в Успен­ском со­бо­ре на­пут­ствен­ный мо­ле­бен. По окон­ча­нии мо­леб­на свя­ти­тель Гу­рий с крест­ным хо­дом по­до­шел к Москве-ре­ке, здесь сел в при­го­тов­лен­ные ла­дьи и с мо­лит­ва­ми от­пра­вил­ся в путь при звоне ко­ло­ко­лов. На пу­ти в каж­дом го­ро­де свя­ти­тель Гу­рий встре­ча­ем был ду­хо­вен­ством с крест­ным хо­дом и со­вер­шал тор­же­ствен­ные мо­леб­ствия, так что все пу­те­ше­ствие свя­то­го Гу­рия до са­мой Ка­за­ни бы­ло по­чти непре­рыв­ным мо­ле­ни­ем.

Через два ме­ся­ца при­был свя­той Гу­рий в го­род Ка­зань и за­нял свя­ти­тель­ский пре­стол. В сане свя­ти­те­ля он про­во­дил та­кую же бо­го­угод­ную жизнь: пи­тал ни­щих, неиму­щим по­да­вал все нуж­ное, за­сту­пал­ся за бед­ных, вдов и си­рот и из­бав­лял их от раз­лич­ных бед. Тру­ды к тру­дам при­ла­гая, свя­той Гу­рий про­во­дил ночь в мо­лит­ве, днем же учил невер­ных Бо­го­по­зна­нию и ве­ре в Пре­свя­тую Тро­и­цу и уче­ни­ем сво­им мно­гих при­вел ко Хри­сту[8]. Ве­ли­кие тру­ды свя­ти­те­ля при сла­бо­сти его те­лес­ных сил, над­лом­лен­ных в мо­ло­до­сти тя­же­лым тем­нич­ным за­клю­че­ни­ем, вко­нец рас­стро­и­ли здо­ро­вье свя­то­го Гу­рия, и он впал в бо­лезнь. Те­лес­ная бо­лезнь ни­чуть не ума­ли­ла его ду­шев­но­го бла­го­че­стия: не имея воз­мож­но­сти сам со­вер­шать бо­го­слу­же­ние, он все-та­ки при­сут­ство­вал при свя­щен­но­дей­стви­ях, со­вер­ша­е­мых дру­ги­ми, для че­го при­ка­зы­вал но­сить се­бя к Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии в храм Бла­го­ве­ще­ния Бо­го­ма­те­ри, по­стро­ен­ный им; здесь он си­дел или да­же ле­жал, слу­шая бо­го­слу­же­ние. Од­на­ко и во вре­мя бо­лез­ни свя­той Гу­рий не остав­лял сво­их обыч­ных и удо­бо­ис­пол­ни­мых для него дел[9], не пе­ре­ста­вая в то же вре­мя сми­рять свою плоть по­стом и воз­дер­жа­ни­ем. Так под­ви­зал­ся свя­ти­тель три го­да. Чув­ствуя при­бли­же­ние сво­е­го от­ше­ствия к Бо­гу, свя­той Гу­рий при­звал к се­бе ар­хи­манд­ри­та Вар­со­но­фия, к ко­е­му пи­тал «лю­бовь ве­лию ду­хов­ную» и по­же­лал при­нять от него ве­ли­кий Ан­гель­ский об­раз, т.е. схи­му[10]. Бла­жен­ная кон­чи­на свя­ти­те­ля по­сле­до­ва­ла 4 де­каб­ря 1564 г. Чест­ное те­ло его бы­ло по­гре­бе­но в оби­те­ли Спа­со-Пре­об­ра­жен­ской[11], за ал­та­рем, у боль­шой церк­ви.

Пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий, в ми­ре Иоанн, был ро­дом из Сер­пу­хо­ва[12]. Он был сы­ном свя­щен­ни­ка Ва­си­лия, и в ран­нем воз­расте обу­чен был гра­мо­те и Бо­же­ствен­но­му Пи­са­нию. Еще не до­стиг­ши со­вер­шен­но­ле­тия, Иоанн по­пал в плен к крым­ским та­та­рам[13]. По­ко­ря­ясь во­ле Гос­по­да, он усерд­но ис­пол­нял воз­ла­га­е­мые на него ра­бо­ты и тру­ды. В пле­ну он на­хо­дил уте­ше­ние в частой и пла­мен­ной мо­лит­ве к Бо­гу, на­изусть вос­пе­вая те псал­мы, ко­то­рые он пом­нил. Невер­ные, ви­дя бла­го­нра­вие Иоан­на, усер­дие в тру­дах, сми­ре­ние и бес­пре­ко­слов­ное по­ви­но­ве­ние им в ра­бо­те, об­лег­чи­ли тя­жесть тру­дов его и поз­во­ли­ли жить ему сво­бод­нее. В пле­ну Иоанн вы­учил­ся та­тар­ско­му язы­ку, так что мог сво­бод­но не толь­ко го­во­рить, но и пи­сать на этом язы­ке. Через три го­да отец вы­ку­пил Иоан­на у та­тар. То­гда он при­шел в цар­ству­ю­щий град Моск­ву и по­стриг­ся в мо­на­сты­ре, на­зы­ва­е­мом Ан­д­ро­ни­ков[14], при­чем был на­зван Вар­со­но­фи­ем. Здесь Вар­со­но­фий стал про­во­дить жизнь свою в стро­гих по­дви­гах бла­го­че­стия и доб­ро­де­те­ли; за свою стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь Вар­со­но­фий по­став­лен был мит­ро­по­ли­том Ма­ка­ри­ем в игу­ме­на Пес­нош­ско­го[15] мо­на­сты­ря. По­том он был ар­хи­манд­ри­том в го­ро­де Ка­за­ни[16]; там он ос­но­вал мо­на­стырь в честь пре­слав­но­го Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня и по­ста­вил в нем церк­ви и кел­лии. В сане ар­хи­манд­ри­та Вар­со­но­фий про­во­дил та­кую же бо­го­угод­ную жизнь: умерщ­влял те­ло свое ве­ли­ким воз­дер­жа­ни­ем и бде­ни­ем, а на те­ле сво­ем но­сил вери­ги, хо­тя се­го ни­кто не знал. Так был он во всем об­раз­цом доб­ро­де­те­ли для бра­тии. В Ка­за­ни Вар­со­но­фий рев­ност­но по­мо­гал свя­ти­те­лю Гу­рию в де­ле рас­про­стра­не­ния хри­сти­ан­ства меж­ду ма­го­ме­та­на­ми и языч­ни­ка­ми. Зна­ние язы­ка и зна­ком­ство с бы­том та­тар­ским при­нес­ли ему в этом слу­чае боль­шую поль­зу: мно­гих неве­ру­ю­щих об­ра­тил он Бо­гу и кре­стил их. К свя­ти­те­лю же Гу­рию Вар­со­но­фий пи­тал ис­крен­нюю лю­бовь и во всем ему по­ви­но­вал­ся.

Из Ка­за­ни свя­той Вар­со­но­фий был вы­зван на свя­ти­тель­скую ка­фед­ру в Тверь[17]. Здесь, бу­дучи доб­рым пас­ты­рем сло­вес­но­го ста­да Хри­сто­вых овец, он осо­бен­но пре­дал­ся по­движ­ни­че­ству и все­гда пре­бы­вал в по­сте, мо­лит­вах, сле­зах и все­нощ­ных бде­ни­ях. Мно­гих боль­ных он ис­це­лил, ибо был све­дущ и во вра­чеб­ной на­у­ке; но пла­ты за сие он от­нюдь ни от ко­го не брал, а ле­чил да­ром; осо­бен­но же про­сла­вил­ся он вра­че­ва­ни­ем ду­шев­ных стра­стей, ко­то­рые он ис­це­лял бла­го­да­тию Ду­ха Свя­то­го. Не остав­лял он и руч­но­го тру­да, и обыч­ным за­ня­ти­ем его бы­ло ши­тье кло­бу­ков, ко­то­рые он раз­да­вал бра­тии сво­ей, про­ся их мо­лить­ся о нем Бо­гу.

Ко­гда же свя­той до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти, то оста­вил свою паст­ву и сно­ва пе­ре­се­лил­ся в ос­но­ван­ный им мо­на­стырь, что в го­ро­де Ка­за­ни. Здесь он при­нял на се­бя ве­ли­кую схи­му. Несмот­ря на свои стар­че­ские го­ды и ве­ли­кую сла­бость, он не из­ме­нил пра­ви­лам по­движ­ни­че­ской жиз­ни, и ко­гда от дрях­ло­сти не мог сам со­вер­шать бо­го­слу­же­ние, то про­сил сво­их уче­ни­ков при­во­зить его в цер­ковь. Ко­гда же он окон­ча­тель­но из­не­мог и по­чув­ство­вал свое от­ше­ствие из се­го ми­ра, то при­ча­стил­ся свя­тых Хри­сто­вых Та­ин и по­чил о Гос­по­де 11 ап­ре­ля 1576 г., и по­гре­бен был там же в мо­на­сты­ре, близ свя­ти­те­ля Гу­рия.

Спу­стя 32 го­да по­сле кон­чи­ны свя­то­го Гу­рия и через 20 лет со вре­ме­ни пре­став­ле­ния свя­то­го Вар­со­но­фия, по по­ве­ле­нию ца­ря Фе­о­до­ра Иоан­но­ви­ча, на­ча­ли стро­ить на ме­сте де­ре­вян­ной ка­мен­ную цер­ковь в честь пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Ко­гда на­ча­ли ко­пать рвы и вы­ко­па­ли гроб­ни­цы свя­тых Гу­рия и Вар­со­но­фия, – 1596 го­да, 4 ок­тяб­ря, – то воз­ве­сти­ли о сем мит­ро­по­ли­ту Гер­мо­ге­ну[18], быв­ше­му то­гда ар­хи­пас­ты­рем Ка­за­ни. Мит­ро­по­лит, со­вер­шив ли­тур­гию и па­ни­хи­ду, при­шел в мо­на­стырь со всем освя­щен­ным со­бо­ром. От­крыв­ши гроб свя­то­го Гу­рия, они на­шли его на­пол­нен­ным бла­го­вон­ным ми­ром; тле­ние кос­ну­лось лишь немно­го верх­ней ча­сти губ, да­же ри­зы свя­ти­те­ля бы­ли це­лы и ка­за­лись креп­че но­вых. По­доб­ным об­ра­зом от­кры­ли гроб свя­то­го Вар­со­но­фия и так­же об­ре­ли мо­щи его це­лы­ми и нетлен­ны­ми, как и мо­щи свя­ти­те­ля Гу­рия; тле­ние кос­ну­лось лишь толь­ко ног пре­по­доб­но­го, но не раз­ру­ши­ло ко­стей, со­вер­шен­но креп­ких. Чест­ные мо­щи свя­ти­те­лей пе­ре­ло­жи­ли из тех гро­бов в но­вые ков­че­ги и при пе­нии над­гроб­ных пес­но­пе­ний по­ста­ви­ли по­верх зем­ли, чтобы все при­хо­дя­щие мог­ли ви­деть и с ве­рою ло­бы­зать их. Воз­ве­ще­но бы­ло о сем пись­мом ца­рю Фе­о­до­ру Иоан­но­ви­чу и пат­ри­ар­ху Иову[19]. Бла­го­че­сти­вый царь и свя­тей­ший пат­ри­арх, весь цар­ский син­клит и мно­же­ство на­ро­да, узнав о сем, про­сла­ви­ли Бо­га, про­слав­ля­ю­ще­го свя­тых Сво­их. Бла­го­че­сти­вый царь по­ве­лел хра­нить свя­тые и мно­го­це­леб­ные мо­щи свя­ти­те­лей в осо­бом при­де­ле, с юж­ной сто­ро­ны ал­та­ря боль­шой церк­ви, ко­то­рая ра­ди этой свя­ты­ни вско­ре бы­ла бла­го­леп­но укра­ше­на. В этом при­де­ле, ко­гда он был устро­ен, мо­щи свя­ти­те­лей и по­ко­и­лись в упо­мя­ну­тых но­вых ков­че­гах[20], ис­то­чая ве­ру­ю­щим ис­це­ле­ния во сла­ву Бо­га, в Тро­и­це сла­ви­мо­го, ныне и во ве­ки. Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Ра­до­неж – на­хо­дил­ся в 54 вер­стах от Моск­вы по на­прав­ле­нию к Ро­сто­ву и в 10 вер­стах от ны­неш­ней Тро­иц­кой Лав­ры по на­прав­ле­нию к Москве.

[2] Иоси­фов­ский мо­на­стырь на­хо­дит­ся в 18 вер­стах от Во­ло­ко­лам­ска. Ос­но­ван прп. Иоси­фом Во­ло­ко­лам­ским в 1479 г.; от него мо­на­стырь и по­лу­чил свое на­зва­ние Иоси­фов­ский.

[3] Тро­иц­кий Се­ли­жа­ров мо­на­стырь – на ре­ке Се­ли­жа­ров­ке, в 44 вер­стах от г. Осташ­ко­ва, Твер­ской епар­хии; ос­но­ван в XV ве­ке.

[4] Ка­зань по­ко­ре­на рус­ски­ми в 1552 го­ду.

[5] Ма­ка­рий – мит­ро­по­лит Все­рос­сий­ский (1542–1564 г.) – за­ни­ма­ет вид­ное ме­сто в ис­то­рии рус­ской церк­ви и ли­те­ра­ту­ры. При нем был зна­ме­ни­тый Сто­гла­вый Со­бор (1551 г.); при нем от­кры­та бы­ла пер­вая ти­по­гра­фия для пе­ча­та­ния свя­щен­ных книг; по его же­ла­нию и при его непо­сред­ствен­ном уча­стии со­став­ле­ны так на­зы­ва­е­мые «Ве­ли­кие Ми­неи-Че­тии».

[6] Ру­ко­по­ло­же­ние св. Гу­рия про­ис­хо­ди­ло 7 фев­ра­ля 1555 го­да.

[7] В по­мощь свя­ти­те­лю Гу­рию на­зна­че­ны бы­ли, по его ука­за­нию, два до­стой­ные свя­щен­но­и­но­ка: Гер­ман, быв­ший ар­хи­манд­рит Ста­риц­ко­го мо­на­сты­ря (Твер­ской епар­хии), жив­ший на по­кое в Иоси­фов­ском мо­на­сты­ре, и Вар­со­но­фий, игу­мен Пес­нош­ский.

[8] На са­мых пер­вых по­рах управ­ле­ния Ка­зан­ской епар­хи­ей св. Гу­рий оза­бо­тил­ся устрой­ством мо­на­сты­рей в Ка­зан­ском крае с мис­си­о­нер­ски­ми це­ля­ми. Он хо­тел, чтобы бу­ду­щие ино­ки Ка­зан­ских мо­на­сты­рей всё вре­мя упо­треб­ля­ли на про­по­ведь сло­ва Бо­жия сре­ди невер­ных и за­ни­ма­лись обу­че­ни­ем ма­ло­лет­них де­тей. В этих ви­дах св. Гу­рию ка­за­лось необ­хо­ди­мым обес­пе­чить мо­на­сты­ри име­ни­я­ми («вот­чи­на­ми); свои на­ме­ре­ния он вы­ра­зил в пись­ме к ца­рю, – пись­ме, со­дер­жа­ние ко­то­ро­го из­вест­но из от­ве­та на него Иоан­на Гроз­но­го. – «Пи­сал ты ко мне, – пи­шет царь свя­ти­те­лю, – что в го­ро­де Ка­за­ни устро­я­ешь мо­на­стырь («Зи­лан­тов»), и дру­гие на­ме­ре­ва­ешь­ся стро­ить. Доб­рое де­ло ты пред­при­ни­ма­ешь: по­мо­ги те­бе Бог за то… Бла­га речь ва­ша, чтобы стар­цам де­тей обу­чать и невер­ных в ве­ру об­ра­щать. Учить же мла­ден­цев не толь­ко чи­тать и пи­сать, но чи­та­е­мое пра­во ра­зу­ме­вать и да мо­гут и иных на­учать и ба­сур­ман. О Бо­же! Сколь счаст­ли­ва бы­ла бы Рус­ская зем­ля, ес­ли бы все вла­ды­ки стар­цы бы­ли, как прео­свя­щен­ный Ма­ка­рий и ты». Тру­ды св. Гу­рия не бы­ли бес­плод­ны­ми – ино­род­цы (глав­ным об­ра­зом та­та­ры) в зна­чи­тель­ном чис­ле об­ра­ща­лись в хри­сти­ан­ство.

[9] «Все на­сто­я­щее вре­мя, – го­во­рил св. Гу­рий, – есть вре­мя тру­дов. Воз­на­граж­де­ние по­лу­ча­ет­ся в жиз­ни бу­ду­щей. Небес­ные ра­до­сти да­ро­ва­ны бу­дут толь­ко то­му, кто на зем­ле под­ви­за­ет­ся, и для по­лу­че­ния благ нетлен­ных остав­ля­ет тлен­ные. Долж­но под­ви­зать­ся, не смот­ря ни на ка­кие труд­но­сти и неудо­воль­ствия, «ны­неш­ние вре­мен­ные стра­да­ния ни­че­го не сто­ят в срав­не­нии с тою сла­вою, ко­то­рая от­кро­ет­ся в нас» (Рим.9:18)».

[10] Схи­ма – при­ня­тие ве­ли­ко­го Ан­гель­ско­го об­ра­за, ве­ли­кой схи­мы, схим­ни­че­ства – есть со­вер­шен­ней­шее от­чуж­де­ние от ми­ра, вя­щее же­ла­ние раз­ре­шить­ся от ми­ра и со Хри­стом быть (Флп.1:23). (Схи­ма – сло­во гре­че­ское, озна­ча­ет об­раз, вид, сан).

[11] Ос­но­ва­на прп. Вар­со­но­фи­ем в 1556 г., ко­то­рый и был пер­вым ар­хи­манд­ри­том этой оби­те­ли.

[12] Сер­пу­хов – уезд­ный го­род Мос­ков­ской гу­бер­нии.

[13] Крым – по­лу­ост­ров в юж­ной ча­сти Ев­ро­пей­ской Рос­сии. За­во­е­ван та­та­ра­ми в 1237, в 1783 по­ко­рен рус­ски­ми.

[14] Ан­д­ро­ни­ков, или ина­че Спа­со-Ан­д­ро­ни­ев, мо­на­стырь на­хо­дит­ся на бе­ре­гу р. Яу­зы в Москве. Ос­но­ван око­ло 1360 г. ижди­ве­ни­ем св. мит­ро­по­ли­та Алек­сия и тру­да­ми прп. Ан­д­ро­ни­ка, уче­ни­ка прп. Сер­гия.

[15] Пес­нош­ский (или Пеш­нош­ский) Ни­ко­ла­ев­ский-Ме­фо­ди­ев мо­на­стырь на­хо­дит­ся в 26 вер­стах от г. Дмит­ро­ва, Мос­ков­ской гу­бер­нии, – при впа­де­нии реч­ки Пеш­но­ши в р. Яхро­му. Ос­но­ван в 1301 г. уче­ни­ком св. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го прп. Ме­фо­ди­ем, ко­то­рый и был здесь пер­вым игу­ме­ном. – Игу­ме­ном Пеш­нош­ской оби­те­ли прп. Вар­со­но­фий на­зна­чен в 1544 г.

[16] Ар­хи­манд­ри­том в Ка­зань Вар­со­но­фий был на­зна­чен в 1555 го­ду, ку­да и от­пра­вил­ся вме­сте со свя­ти­те­лем Гу­ри­ем.

[17] Твер­ским епи­ско­пом св. Вар­со­но­фий был на­зна­чен в 1567 го­ду; ру­ко­по­ло­жен мит­ро­по­ли­том Мос­ков­ским Филип­пом.

[18] В сан мит­ро­по­ли­та Ка­зан­ско­го Гер­мо­ген был по­став­лен в 1589 го­ду. В Ка­за­ни он про­явил боль­шое усер­дие в де­ле об­ра­ще­ния в пра­во­сла­вие мест­ных ино­род­цев. В 1606 го­ду, при ца­ре Ва­си­лии Шуй­ском, Гер­мо­ген сде­лан Все­рос­сий­ским пат­ри­ар­хом. За свое про­ти­во­дей­ствие по­ля­кам и мя­теж­ным бо­ярам был под­верг­нут тя­же­ло­му за­клю­че­нию в Чу­до­вом мо­на­сты­ре и там умер го­лод­ною смер­тью 17 фев­ра­ля 1612 г. – В быт­ность свою мит­ро­по­ли­том Ка­зан­ским Гер­мо­ген со­ста­вил по­дроб­ное жи­тие свв. Гу­рия и Вар­со­но­фия.

[19] Иов – пер­вый пат­ри­арх Все­рос­сий­ский с 1589 г. По рас­по­ря­же­нию Лже­ди­мит­рия в 1605 г. Иов был ли­шен пат­ри­ар­ше­ства; умер в 1607 го­ду.

[20] Дол­го по­чи­ва­ли св. мо­щи Гу­рия и Вар­со­но­фия в при­де­ле но­вой церк­ви, устро­ен­ном в честь этих свя­ти­те­лей, по­ка мит­ро­по­лит Мат­фей не пе­ре­нес их в 1630 го­ду из оби­те­ли Пре­об­ра­жен­ской в ка­фед­раль­ный со­бор Бла­го­ве­ще­ния. Пе­ре­не­се­ние со­вер­ше­но бы­ло тор­же­ствен­но в 20 день ме­ся­ца июня. Впо­след­ствии св. мо­щи бы­ли пе­ре­ло­же­ны из де­ре­вян­ной ра­ки в се­реб­ря­ную. Свя­тым Гу­рию и Вар­со­но­фию есть служ­ба: на­пи­са­на она (см. Ми­нею Слу­жеб­ную под 4 ок­тяб­ря) св. Ди­мит­ри­ем Ро­стов­ским.

МОЛИТВЫ

Тропарь на перенесение мощей святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 4

Яко крин благовонный,/ мироточивыя твоя мощи/ от вертограда Церкве Спасовы/ в вертоград Церкве Богородичны честне принесошася,/ святителю Гурие,/ яко же бо дар честен,/ тя даровав Христос Пречистей Матери Своей,/ и исполнися храм Ея святый благоухания твоего,/ и возрадовася архиерейский престол,/ приемый тя, первоседателя своего./ Возвеселися же собор верных со святителем и священноначальники/ о преславном цельбоносных твоих мощей пренесении,/ еже мы радостно празднующе, молим тя,/ угодниче Божий:/ моли Христа Бога/ подати душам нашим мир и велию милость.

Тропарь святителей Гурия и Варсонофия

глас 3

Первии учителие прежде темному,/ ныне же светлому и новопросвещенному граду Казани,/ первии возвестителие пути спасительнаго,/ истиннии хранителие апостольских преданий,/ столпи непоколебимии, благочестия учителие/ и Православия наставницы, Гурие и Варсонофие,/ Владыку всех молите// мир вселенней даровати и душам нашим велию милость.

Тропарь святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 4

Правило веры и образ целомудрия,/ учителя добрых дел/ и наставника спасения даде тя Господь/ новопросвещенному граду Казани,/ в немже приобрел еси новыя от язык люди/ и привел еси я Христови./ Сего ради в память твою радостно сошедшеся,/ честне празднуем святое твое успение,/ ты же, отче наш, святителю Христов Гурие,/ моли Христа Бога/ спастися душам нашим.

Ин тропарь святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 3

Добродетельного и благороднаго ради твоего жития,/ извел тя есть Прещедрый Бог/ на первопрестольство богоспасаемаго царства Казани/ и просветил есть учением твоим бесерменьстии языцы./ И многия, святителю Гурие, во избранное Христово стадо привел еси,/ и нищелюбием богоугодно пожил еси,/ и по преставлении твоем много лет сокровенное твое тело/ от недр земных на удивление явися,/ и благоуханнаго мира гроб наполнися приходящим с верою,/ взимающим миро от раки честньгх мощей твоих,/ всем источаеши исцеления,/ святителю Христов Гурие,/ моли Христа Бога/ спастися душам нашим.

Ин кондак святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 6

Истине основание, и веры утверждение,/ и в поучениих преизряднаго свемы тя, благочестию споспешника,/ апостолом сопрестольника, страстотерпцем сопричастника,/ постником купноревнителя похваляем тя, Гурие святителю,/ и велия таинника Божия благодати.

Кондак святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 4

Чувственный страсти победив,/ чистотою, яко солнце, возсиял еси,/ чисто житие до конца сохранив,/ и от неверия в веру многих ко Христу привел еси,/ того ради от Бога нетлением почтен,/ чудесы твоими вся удивил еси./ Молим убо тя, святителю Гурие,/ молитвами твоими от бед избави нас, да зовем ти:/ радуйся, отче предивный, граду Казани похвале и утверждение.

Кондак святителя Гурия

глас 4

Чувственныя страсти победив,/ чистотою, яко солнце, возсиял еси,/ чисто житие до конца сохранив,/ и от неверия в веру многих ко Христу привел еси,/ и Того ради от Бога нетлением почтен был еси/ и чудесы удивляем./ Молим тя, святителю Гурие,/ молитвами твоими от бед избави нас, да зовем ти:// радуйся, отче предивный, граду Казани похвала и утверждение.

Кондак святителя Гурия

глас 4

Чувственныя страсти победив,/ чистотою, яко солнце, возсиял еси,/ чисто житие до конца сохранив,/ и от неверия в веру многих ко Христу привел еси,/ и Того ради от Бога нетлением почтен был еси/ и чудесы удивляем./ Молим тя, святителю Гурие,/ молитвами твоими от бед избави нас, да зовем ти:// радуйся, отче предивный, граду Казани похвала и утверждение.

Ин кондак святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 6

Истине основание, и веры утверждение,/ и в поучениих преизряднаго свемы тя, благочестию споспешника,/ апостолом сопрестольника, страстотерпцем сопричастника,/ постником купноревнителя похваляем тя, Гурие святителю,/ и велия таинника Божия благодати.

Ин тропарь святителя Гурия, архиепископа Казанского

глас 4

От младости удалялся земнаго мудрования/ и последовав скорбным путем Законоположителю своему Христу Богу./ Темже и Он тя воздарова на земли нетлением,/ на Небесех же со угодившими Ему архиереи ликовствуеши,/ Гурие святителю,/ моли Христа Бога/ подати отечеству нашему на враги победу,/ и мир мирови,/ и душам нашим велию милость.

Молитва святителю Гурию, Казанскому и Свияжскому чудотворцу

Святителю отче Гурие, предстоя священной раке многоцелебных мощей твоих, молим тя усердно быти всегда и везде нашим ходатаем, заступником и покровителем. Исходатайствуй пастве твоей мир, тишину, благоденствие, здравие и спасение. Буди постоянным нашим заступником от всех врагов, видимых и невидимых: покрывай нас от нахождения всех бед, напастей и скорбей, паче же от искушений врага темнаго. Предстоящим же зде и молящимся испроси у Господа Бога вся, яже ко спасению своему они просят у Него в своих нуждах и скорбях, да все мы с тобою прославляем всесвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 

Предстоящие события

Слово настоятеля

«Само Его Воскресение, которое мы светло празднуем в эти дни, — не подведение итогов жизни, но её начало — со Христом и в Нём, Который и есть воскресение и жизнь (Ин. 11:25). Ощутить это и поделиться этим — наша глубокая радость, наш долг по отношению к Спасителю и наш дар миру».

Пасхальное поздравление протоиерея Алексея

Задать вопрос священнику

Православный календарь

Навигация...