Храм Сошествия Святаго Духа

«В этой жизни ни к чему нельзя привыкать». Путь отца Александра Киреева от учителя физкультуры до народного батюшки

«Народный батюшка», «суровый», «строгий», «справедливый», «простой» - это все об иерее Александре Кирееве, клирике церкви Сошествия Святого Духа. Мы начинаем серию рассказов о тех, кто молится с нами и за нас, исповедует, помогает… Удивительный путь отца Александра к Богу и нынешнему служению – к вашему вниманию.

Родился я в Казани в 1956 году. Меня принесли в дом, в котором я и теперь живу – в Суконной слободе. Вся моя сознательная жизнь в этом районе и прошла. Учился в школе №5. В нашем районе был кинотеатр «Победа», сейчас это Дом офицеров… Как обычно, служил в армии, учился в институте. Никогда не думал, что буду учителем физкультуры, а вдруг так получилось.

Учитель физкультуры

Я всегда любил заниматься физическими упражнениями и до армии увлекался тяжелой атлетикой. А также бегать любил. Однажды пошел я на тренировку с другом, уже покойным (40 лет всего прожил), в КИСИ. Друга Наиль звали. И вот, начали тренироваться, познакомились, коллектив у нас очень дружный был. Анатолий Петрович, тренер, говорит мне: «Слушай! Давай, поступай в институт физкультуры». У нас в городе был филиал Волгоградского института. Я тогда только пришел из армии и говорю: «Хорошо, попробую». Я работал на заводе слесарем-сборщиком, отпуск давали в связи с поступлением с сохранением 75% зарплаты. Я взял отпуск, стал готовиться. Подготовился и все – без проблем поступил! Сдал все экзамены. Открыл для себя, что после армии очень хочется учиться. Если в школе в силу ряда причин не очень, то тут, видимо, повзрослел и, пока занимался, думаю – «батюшки!» (смеется) – и химия так хорошо идет, и биология интересна, и к сочинению приятно готовиться.

Конечно, это все еще и потому, что служба в армии была такой тяжелой. И в физическом отношении, и морально: я служил в спецназе. Куда распределили, туда и попал. Тяжеловато там было, суровые такие условия, в Восточной Сибири – в Читинской области. Мне моя физическая подготовка очень сильно помогла, но даже ее не хватало. До такой степени было тяжело, что даже я, такой в общем-то подготовленный, не всегда справлялся.

Так вот, предложили мне поступать в Физкультурный институт, и я начал готовиться. Бегал в Дербышках, где сейчас расположен Успенский храм. Я там кроссовую дистанцию пробежал за 2:58 минуты. То есть из трех минут выбежать – это очень хороший результат… Когда поступал в институт, был проходной балл– нужно было километр за 3:05 пробежать. Жаркое время, это был август, +30 градусов, но я все-таки уложился в этот норматив. Все нормально, поступил.

Не хочу показаться нескромным, но зачем скрывать правду? Учился я на одни пятерки. И карьеру мне предлагали: мол, давайте наукой заниматься, давайте туда, давайте сюда. Мне такую должность предложили! В свое время это был заместитель председателя ДСО «Спартак», республиканский совет, профсоюзная организация. Именно туда я и пошел после окончания института. Чиновничья должность, командировки по разным городам, в Бугульму, в Альметьевск, в Москву даже. Не понравилась мне эта работа.

После окончания института я женился, и вопрос встал ребром: нужно было где-то на жилье зарабатывать. Тогда ничего не светило и я, можно сказать, положился на самого себя. По-другому никак. Бросил все, устроился в ГорЖилУправление кровельщиком – просто, чтобы была возможность получить кооперативную квартиру. И 5 лет своей жизни я этому отдал, но жилищный вопрос решил! А то мы вначале то у одних родителей жили, то у других, и вот, в конечном итоге, получили однокомнатную кооперативную квартиру, внесли первоначальный взнос.

Выходит, свою первоначальную цель я выполнил, и тут мне почему-то в голову пришло, что надо идти в школу с детьми работать, мне с ними всегда комфортнее было. Пошел я в свою родную 5-ю школу, и как раз за два дня до моего прихода (это где-то в ноябре 1976 года было) уволился учитель физкультуры. А меня там все знают, моя учительница, бывшая классная руководительница, говорит: «Ой, Саш, а ты чего пришел?». Она очень обрадовалась, так как заменить учителя было некому. И вот так я с 1986 по 2007 год работал учителем физкультуры в 5-й школе. Мне нравилась моя профессия. Тяжело конечно, но я люблю работать с людьми. Это вот моя такая мирская стезя, так жил. 2007-й – это как раз такой рубеж, до которого я был мирским человеком.

Жизнь и Церковь. Этап 1.

Я вообще в церковь пришел в 1995 году. С детства был крещен, но что я был верующим человеком – этого я сказать не могу. В своей жизни я видел только двоих близких, которые молились. Первая – это бабушка, Устинья Ивановна, мама моего папы. С детства видел, что она перед едой и после еды крестится, кланяется, что-то шепчет. И мама моя, с которой мы ходили на кладбище к ее маме (она умерла в 1966 году, моя бабушка, слепая она была). Я видел, что мама там крестится и тоже что-то шепчет. Вот и все мое религиозное образование на тот момент.

И вот, в 1995 году мой папа умирает. Очень тяжело. Он с детства был крещеный, но такой советский человек, атеист почти что. И когда он умирал, я внезапно понял, что к нему зачем-то обязательно должен прийти священник. И все отказались, и мама даже, несмотря на то, что она была верующая. А зачем позвать? Сам мало представлял. Ну исповедовать, что-то там, наверное, причастить. Все-таки литературу-то читал классическую, русскую, все эти моменты были в сознании.

Пришлось за священником идти мне, я думал отвертеться, думал, маму пошлю, а она отказалась. Этот путь я не забуду никогда. Иду по Баумана… Папа уже очень исхудал, в очень тяжелом состоянии, и вот я иду, а это была Пасха, не сам праздник, а один из сорока пасхальных дней, иду по Баумана и мне очень тяжело идти. Не понимаю, в чем дело, почему мне так тяжело идти, еле-еле, некомфортно. Как будто борьба какая-то.

И вот я переступил порог храма и у меня из глаз брызнули слезы. И не могу остановиться. Они текут, текут, текут. Как раз конец службы, я тогда ничего не понимал, смотрю – все крест целуют. Отец Николай Ушаков стоит с крестом, я подошел сказать, а меня как будто кто-то за голову держит, и сказать не дает, спазм какой-то. Мне тогда было 39 лет, в полном расцвете сил мужчина! Он заметил, дождался, когда у меня пройдет и спросил: «В чем ваша проблема? Чего вы хотите?» Я говорю, мол, так и так, папа умирает, надо бы священника. Он говорит: «Знаете, все уже ушли и некого послать», а я говорю: «А если он умрет, не дождавшись священника? Это, наверное, не хорошо». Он сказал мне подождать. И вот, наверное, в эти минуты ожидания я молился все-таки. Очень мне хотелось, чтобы этот священник пошел к моему папе. Вот я не могу облечь это в какие-то словесные формы, не могу сказать, что я говорил, как говорил, но в душе, на сердце что-то было. Вот я стоял и просил.

 

Отец Николай выходит и говорит, что сейчас священник покушает и с вами пойдет. Я благодарю, выходит священник, не помню его имени, небольшого роста, такого же, как и я, довольно-таки в возрасте, даже постарше меня был вроде. И вот я предлагаю взять такси, он говорит: «Нет, нет, мы пешком». Взял сумку (я тогда не понимал для чего) и мы пошли к отцу. Он его исповедал и причастил… А еще помню, когда батюшка переступил порог нашего дома, сказал: «Христос воскресе!» Я не знал, что ответить, а мама вроде сказала: «Воистину воскресе!».

И после того, как священник ушел, папа уснул. А он уже около трех месяцев вообще не мог спать! Тихо, спокойно сидим на кухне с мамой, а она говорит - мол, отец спит. Думаем: Господи, какое счастье! Такой предрассудок был, что причащать можно только перед смертью, а иначе человек умрет. До крайности таким образом дошли.

И вот 13 июля папа умер. У меня тогда, как у учителя физкультуры, был двухмесячный отпуск, мы с семьей любили его проводить на даче в Нижнем Услоне. Там у нас домик. Я любил рыбалку. Утром я на нее уходил и днем возвращался, резиновую лодку катил на тележке. Один иду, луг такой цветущий. Иду по этому прекрасному лугу, все хорошо, природа, красота, птицы поют! А я иду и плачу! И внутри «Отец, отец, отец», в голове вот эта мысль об отце. Я иду и мне грустно, а никто меня не видит, никто меня не слышит. Сердце сжимается. С этого дня я понял, что для отца что-то должен делать, что отцу что-то плохо.

И вот, видимо, после этого я пошел в храм. Сначала в Никольский, раз я знаком с этим храмом был. Вот захожу в него, смотрю: там что-то люди кучкуются, тут что-то выносят… Я ничего не понимаю. Стал ходить по воскресеньям. Отец Владимир Серов, ныне покойный, тоже бывший спортсмен (оказалось – МСМК по метанию молота) исповедовал. Я к нему подхожу и говорю:

- Батюшка! Никогда в жизни не исповедовался, не знаю что это такое, но, видимо, я должен поисповедоваться.

- А вы причащаться будете?

- Не знаю, можно ли мне причащаться или нельзя.

- А вы готовились к Причастию?

- А я не знаю, как готовиться.

- Идите причаститесь, а потом купите молитвослов, вот там вот лавка. Купите большой, подробный молитвослов и подходите ко мне. Я вам все объясню.

Я все сделал. Он показал мне, где написано правило ко святому Причастию, объяснил что обязательно надо быть на вечернем богослужении, домой прийти – молиться, утром и вечером – молиться, потом правило ко святому Причастию, утром – молитвы ко святому Причастию, и только потом идти  исповедоваться и причащаться. Вот так он мне все объяснил. Я, значит, все это взял, кивнул. И с того дня, как я «неправильно» причастился, как он мне разрешил, с того дня я стал все соблюдать.

А потом я уже стал ходить в Петропавловский собор, жена позвала. Она еще какое-то время со мной ходила. Первое время – в одно ухо влетает, из другого вылетает, разговаривать нельзя, тут поют, там, ничего непонятно!

В 1996 году в Петропавловском встретил первую Пасху. Помню Пасхальное богослужение. Начал все посты соблюдать и вот так вот я воцерковился. Как это? Почему так? Вот не могу сказать.

Жизнь и Церковь. Этап 2.

В Петропавловском соборе я был, значит, где-то до 2002 года. Отец Иулиан привлек меня на общественных началах звонить в колокола: в субботу вечером, в воскресенье утром обязательно. Если летом, приезжал в субботу вечером, я на Горках жил тогда, ехал к маме, звонил, ночевал, а с утра исповедовался и причащался, звонил и уезжал обратно. Таким чередом у меня жизнь и пошла. 

А в 2002 году мы познакомились с отцом Алексеем Чубаковым. Тогда с двоюродным братом я поехал в Троице-Сергиеву Лавру. Так и познакомились. Отец Алексей тогда на «девяточке» ездил, садись, говорит. Мы с ним ехали, разговаривали всю ночь. В Лавре к мощам преподобного Сергия приложились, погуляли и обратно покатили.

Потом на рыбалку еще вместе ходили… Потом его в Петропавловском соборе поставили настоятелем, затем перевели в храм Ярославских чудотворцев на Арском кладбище. Звонит и говорит: у них там колокольня, приходи, звонарем будешь. Ну вот, начал. На эту колокольню поднялся, но мне что-то не понравилось: не те колокола, не так, как я привык, все чужое. В общем, я сказал отцу Алексею, что некомфортно и ушел. Продолжил ходить в Петропавловский.

И вдруг он приезжает ко мне в январе-феврале 2007 года во время урока в школе. Заходит прямо в спортзал в рясе и говорит: пошли, поговорить надо. В окно между занятиями выхожу, к нему в машину сажусь, начинаем общаться… Тут он говорит: «Такое дело, мне нужен диакон», а я отвечаю, что не учился и ничего не знаю. «Научишься, - говорит, - ничего». А в 2007 мне уже был 51 год. О! Сейчас мне 61, значит, это ровно 10 лет назад было. Он и говорит: «Давай, подумай».

Думал, думал и надумал, что это не случайность. Звоню отцу Алексею, говорю, что жизненный путь меня в другую сторону уводит. (Улыбается). 10 февраля меня рукополагали в диакона. Я зашел в этот алтарь. Вообще никогда в нем не был, а тут раз! Владыка Анастасий (ныне митрополит Симбирский и Новоспасский) приехал, меня рукополагают, меня поколотило так немножко, и все – я диакон. Позже поступил в Казанскую Духовную Семинарию.

А как раз Великий пост начинался, а я ничего не знаю. Коротко говоря, у меня было очень сложное становление в диаконстве. С Великого поста трудно начинать, ничего не поймешь, и это, и это, совсем другие богослужения, я ничего не понимал, и вот они меня обучали: где мордой об стол, где как. (Смеется). Путь суровый был обучения.

Но тогда отец Алексей мне условие поставил – только диаконом! Никаким священником!

- Да я, - говорю ему, - и не гожусь никуда…

Как отнеслись близкие к такой перемене?

Жена, еще когда я просто прихожанином стал, спросила: «Что, всегда так теперь будешь?» А я сказал: «Да, ведь это главное». Мама, дочь… По-всякому бывало. И критика была с их стороны. Но дочь поддержала, когда я диаконом становился! Жена – она крещеная, но не очень воцерковлена. Сейчас у меня близкий человек – внучка, у меня их две, и вот со старшей взаимопонимание у нас. С первых самых дней я с ней в единодушии.

Жизнь и Церковь. Этап 3.

Мечтал я, что диаконом буду и всё – карьера церковная закончена. А тут – раз обращаются, два… Проходит время и снова обращается отец Алексей: «Хочешь священником быть?» А мы же запланировали, что нет, не буду… И мне тут говорит отец Владислав Савкин: «Если ты не хочешь, значит, тебя хотят свыше на такое место поставить. Надо соглашаться». А у меня даже мечты такой не было.

И вот 17 августа 2014 года меня везут в храм преподобного Серафима Саровского на Сафиуллина, где меня рукополагают. И вот меня отец Артемий поздравляет и спрашивает, сколько я диаконом-то был. Начинаю считать, и выходит, что 7 лет, 7 месяцев и 7 дней!

С тех пор и служу. Ответственность это огромная, в полной мере ощутил все… Особенно тяжело, когда приходится идти причащать детей больных, умирающих в РКБ. Когда уходит пожилой человек – это одно, а с детьми – это потрясение, не всегда себя в руках удерживаешь, пробивает на слезы. В этом плане служение суровое.

И приходится быть таким, когда человек кается в тяжелых грехах, приходится епитимью ему давать, например, воспитывать… А с другой стороны, когда говоришь это другому человеку, параллельно ведь и себе самому – ты сам такой же.

Насколько нужна армия православному молодому человеку?

Знаете, здесь можно перефразировать известную песню: «Я люблю тебя, жизнь, но я не знаю, что это такое». Армия – это хорошая школа. Не знаю, как сейчас, я-то был в советской, с недостатками она, с трудностями. Но если человек в них поварился, то какой он опыт получил. За одного битого двух небитых дают.

Молодые люди, молодые священники должны понюхать жизнь! Даже отрицательный жизненный опыт помогает лучше и с большим пониманием относиться к людям. Хотя пути разные есть… Кто-то же мечтает с детства… А я не искал, и вот, пожалуйста!..

К Боженьке я отношусь с доверием, и если Он считает, что так надо, то, конечно, буду!

Что вы за такой разнообразный путь поняли? Как надо жить?

Однажды в молодости я прочитал интервью Андрея Миронова, говорят, мы с ним поведением похожи даже (смеется). Он пожелал всем жить честно. Мне так это понравилось, так легло на сердце. Это исчерпывающий ответ. Жить честно по отношению к Богу, к себе, к ближнему. Честный не промахнется и придет к Богу, а нечестный заблудится.

А еще в этой жизни ни к чему в жизни нельзя привыкать, все временно! Как сказал Алексей Ильич Осипов, нам все дают подержать на время – как ребенку погремушку, которой он будет радоваться, а потом дитя отправят спать. Так и нам – ни к чему нельзя привыкать, все зыбко, и только Бог вечный и постоянный! 

Контакты

Храм Сошествия Святого Духа

+7 (843) 236-08-14


Православная гимназия имени святителя Гурия Казанского

+7 (843) 236-70-84

Слово настоятеля

Протоиерей Алексей Чубаков: «Давайте искать Бога, пока Его много»

«Когда человек оказывается на больничной койке, в хосписе, он начинает молиться. Когда он ощущает дыхание врага в затылок, когда находится на поле брани - в эти моменты жизненных трагедий, ему кажется, что Господь оставил его, что Бога мало...Давайте искать Бога, пока Его много».

Подробнее...

Блог православного гимназиста

Анастасия Павловская: «Всю неделю наша гимназия готовилась к празднику - Дню Матери»

Анастасия Павловская, 5 класс

Всю неделю наша гимназия готовилась к празднику - Дню Матери. Ежедневные репетиции давали хорошие всходы. Гимназисты ставили сценки, учили стихи, танцевали и пели. Кроме того, на концерте, посвященном Дню Мам, была выставка детских рисунков на тему «Моя мама любит...».

Подробнее...

Православный календарь

23 ноября 2017 г. ( 10 ноября ст.ст.), четверг.
Св. Георгий Победоносец
Седмица 25-я по Пятидесятнице.
Поста нет.
Апп. от 70-ти Ераста (икона), Олимпа (икона), Родиона (икона), Сосипатра, Куарта (икона) (Кварта) и Тертия. Колесование вмч. Георгия (икона) (Груз.). Мч. Ореста (икона) врача. Сщмч. Милия (икона), еп. Персидского, и двух учеников его. Мч. Константина, кн. Грузинского. Прп. Феостирикта (икона), иже в Символех. Прмч. Нифонта и мч. Александра. Сщмчч. Прокопия, архиеп. Одесского, Дионисия, Иоанна и Петра пресвитеров. Сщмчч. Августина, архиеп. Калужского, и с ним Иоанна пресвитера, прмч. Иоанникия и Серафима, мчч. Алексия, Аполлона, Михаила. Мч. Николая и мц. Анны и св. Бориса исп., диакона. Мцц. Ольги и Феоктисты.
Навигация...