Московский патриархат / Татарстанская митрополия / Казанская епархия

Храм сошествия
Святого духа

Протоиерей Алексий Чубаков: Мечту о лучшем мы соединяем с молитвой

1661

Мы часто мы видим отца Алексия на службе в храме, с детьми в гимназии. Он всегда открыт, всех встречает с открытой улыбкой, будь то прихожанин Духосошественского храма, воспитанник гимназии святителя Гурия Казанского или высокопоставленный гость — для всех отец настоятель один и тот же. Человек, который никуда, кажется, не спешит и при этом всё успевает; человек, который никогда не повышает голос, но которого все слышат и понимают с полуслова. Он знает многих прихожан храма, каждого учащегося гимназии. А что мы знаем о нём? В этом интервью мы постараемся познакомиться с отцом Алексием поближе.

Патриаршее благословение

— В первую очередь, цель интервью — рассказать прихожанам, читателям наших ресурсов из других городов о Вас, о Вашем жизненном пути. И начнем с вопроса о семье. Каким Вы помните детство, отрочество?

— Казань — мой родной город. Родился я на окраине, в славном районе Караваево. Как ни странно, я очень рано себя помню. Мне было четыре года, когда мы переехали из Караваево, но я помню деревянный дом-завалинку из рубероида, который сильно нагревался на солнце. Помню, как мы ездили в храм на трамвае, это было целое приключение.

Мама моя с 16 лет пела в Никольском соборе. И бабушка тоже всю жизнь ходила в храм, а под конец жизни приняла монашество — теперь я молюсь за неё как за монахиню Марию. У неё было своё место в храме — до сих пор, приходя в Никольский собор, я вижу то место, где она стояла. Никольский собор был нашим семейным. В то время в городе были Никольский собор, храмы Ярославских чудотворцев и в Царицыно.В музыкальной школе

Помню, как бабушка меня водила в Седмиозёрку. Это было целое путешествие: собирались долго, я переживал. Ходили мы пешком, и мне казалось, что это где-то на краю света, и за Седмиозёркой уже нет другого мира. Мы ходили с ночёвкой, спали в поле, купались в источнике. Сохранилось в памяти, как однажды я нарвал полевые цветы и принес их в Никольский собор. Для меня это была чуть ли не святыня — цветы из Седмиозёрки! Их я принес в алтарь, чтобы украсить его, но не встретил особого оптимизма у алтарников (улыбается).

Еще помню, как мы ходили на пасхальные службы. Тогда мы уже из Караваево переехали на «Квартал», и я пошёл в школу. Пасхальные службы были для нас долгожданным событием огромной важности. Чтобы попасть на неё, надо было приехать в храм к полудню, тихо пробраться внутрь, залезть на хоры и там спрятаться. Делалось так, потому что у входа в храм выстраивалась комсомольская дружина, которая не пускала внутрь детей и молодежь. Помню, однажды активисты пытались забрать меня у родителей перед службой под предлогом, что детям не положено посещать богослужения. Эти испытания только укрепляли нас в вере и заставляли двигаться вперёд. Таким я помню своё детство.

В 80-е годы среди моих сверстников не было принято разговаривать о вере. Конечно, они знали, что у нас верующая семья, и всё же впоследствии для них стало большим удивлением, что я поступил в семинарию, стал священником. В школе я был активным, хулиганом. Активно занимался спортом — вольной борьбой и дзюдо. Не было, наверное, ни одного парня в параллельных классах, с кем не дрался. Мне казалось, что я несу какую-то миссию по защите обиженных, оскорбленных, что я должен отстаивать самое ценное и светлое, защищать друзей от обидчиков. Со своими одноклассниками я дружу до сих пор.

В старших классах семья была вынуждена переехать в Тюмень, где служил священником мой дядя. Именно жизнь в Тюмени повлияла на мой дальнейший выбор. Но и раньше у меня не было представления, что я буду работать где-то на заводе и изо дня в день ходить на смену.

студент Курской Духовной Семинарии

— Решение поступать в семинарию было принято сразу после школы?

— Мне всегда хотелось служить или военным, или священником. То есть, идея служения для меня была приоритетной. Когда я заканчивал школу, находясь в то же время рядом с дядей, помогая ему, постоянно участвуя в службах, то понял, что буду поступать в семинарию. Семинарий было мало — в Москве, в Петербурге, и только открылась в Тобольске. Но в Тобольск я поступать не стал. Владыка Анастасий, которого я знал с детства, дал мне рекомендацию для поступления в Московскую семинарию в Троице-Сергеевой лавре. Но так как принимали только с 17 лет, а столько мне исполнялось в октябре, в семинарию меня не взяли. Это был 1991 год, на который пришелся подъем веры после празднования 1000-летия Крещения Руси. Соответственно, было очень много желающих поступать в духовные школы, огромный конкурс. И мне предложили приехать через год. Я не захотел терять целый год и уехал в город Курск, где служил владыка Ювеналий (Тарасов). У меня тогда была какая-то обида, даже ропот на Господа: почему не Москва? почему Курск? Но когда я познакомился в семинарии со своей будущей супругой, то понял весь Промысл Божий.

Венчание

— Как произошла Ваша встреча с матушкой? Как Вы поняли, что захотите идти вместе по жизни?

— Мы поженились, когда мне было 18 лет, на последнем курсе семинарии. Она училась на иконописном отделении Курской духовной семинарии. Студентов было много — большое регентское отделение, иконописное и пастырское, всего порядка 250 человек. И среди девушек, которые учились на иконописном, была Наталья. Позже, когда мы уже поженились, обвенчались, создали семью, я понял, что Господь меня и послал туда, чтобы я встретил свою вторую половину.

Священническая хиротония

— Расскажите о первом приходе, где служили и где были настоятелем.

— Прожив восемь лет в Курске, окончив Курскую духовную семинарию, с последнего заочного курса мы вернулись сюда, в город Казань. Так как направление в семинарию у меня было из Казани, я попросил владыку Анастасия принять меня в Казанскую епархию. И владыка принял меня, назначив пятым священником в храм на Арском кладбище. Там я прослужил несколько лет. Потом владыка назначил меня сначала благочинным в храм Ярославских чудотворцев, а потом и настоятелем.

В храме Ярославских чудотворцев

Это замечательный храм, духовное сердце нашего города. Мне очень хотелось, чтобы молодежи и детей в храме было больше, но, к сожалению, кладбищенская ограда не давала возможности развивать приходскую деятельность.

Картинки по запросу здание теартра кукол казани

Однажды, проезжая мимо кукольного театра, расположенного в здании храма — тогда я еще не знал, в честь кого он был освящен — я решил попросить у владыки благословение на то, чтобы постараться вернуть храм епархии. Владыка благословил, и в течение нескольких лет мы просили передать Церкви это здание. Оставаясь настоятелем храма Ярославских чудотворцев, я занимался Духосошественской церковью, и в результате храм нам передали.

— Отец Алексий, под Вашим руководством действует первая православная гимназия города Казани. На протяжении последних лет мы стали свидетелями возрождения классической русской школы. Сейчас новые планы, новые перспективы…

— Надо сказать, что раньше, чем Духосошественскую церковь, нам передали вот это здание будущей гимназии. Тогда я не помышлял ни о гимназии, ни о том, что буду связан с образованием. Когда нам передали здание, возник вопрос, что с ним делать. Храма нет, а здание рядом есть, причем в относительно нормальном состоянии.

— Как родилась идея? На протяжении скольких лет открыть гимназию оставалось только мечтой? Кто Вас тогда поддержал?

— Когда мы получили это здание, ко мне обратилась группа родителей, дети которых получали домашнее образование. Именно они узнали о программе «Русская классическая школа». Тогда мы и подумали использовать это здание под гимназию. Ещё не было речи о создании какой-то большой гимназии, просто необходимо было найти место, где эта группа родителей могла бы обучать своих детей по программе «Русской классической школы».

Молебен перед началом учебного года 2015 г.

Когда мы начали этим заниматься, стали возникать вопросы: «Что делать дальше? Дети вырастут, окончат начальную школу — куда им двигаться?» Желающих учиться становилось все больше, и мы стали думать, как нам быть. Но и родители, и детки свои мечты соединяли с молитвами. Когда они меня поздравляли с каким-нибудь праздником — с днем ангела или днем рождения — то дарили картинки школы их мечты, как они её видят. Я понимал, что обратного пути нет, нужно двигаться и думать о том, как будет развиваться школа. Так сложилось, что нашлись единомышленники, помощники в воплощении этого проекта. Слава Богу, что у нас сейчас есть условия для полного цикла образования.

Тех, кто был рядом, помогал и поддерживал, всегда было очень много — это родители, дедушки и бабушки наших воспитанников, прихожане. Они занимают разное социальное положение, но вместе мы решили создать для детей достойные условия для получения качественного образования в духе и традициях православной культуры.

— Вы общаетесь и работаете с большим количеством людей. Можете назвать три главных качества, которые Вы цените в людях? И те качества, которые отталкивают?

— Выделить только три качества для меня достаточно сложно. Наверное, прежде всего это порядочность, простая человеческая порядочность, честность, способность брать на себя ответственность и принимать решения. Надо сказать, что не все люди, которые нам помогают, православные — часто это люди иной веры. Но все они глубоко порядочные, умеющие мыслить государственными категориями. И они понимают, что дети, особенно воспитанные в традициях, это наше будущее, будущее нашей страны, республики, города.

Перед открытием нового корпуса гимназии

Какие качества отталкивают? Противоположные названным, наверное. Не люблю лукавых людей. О других отрицательных качествах и говорить не хочется. Меня часто спрашивают, есть ли у меня враги. Я таких не знаю, не знаю людей, которые были бы моими врагами. Может быть, считаю себя счастливым человеком именно потому, что не вижу ни в ком своих противников.

отец Алексей с папами гимназистов перед игрой в пейнбол

— Многих наших прихожан волнует вопрос, как Вы отдыхаете.

— Времени свободного не так много. Я отдыхаю душой и радуюсь, когда утром прихожу на молитву, вижу глаза детей. Если говорить о простом человеческом отдыхе, то люблю такое апостольское занятие как рыбалка. Очень люблю нашу природу, считаю, что мы живем в прекрасном месте. Наша республика обладает удивительными природными сокровищами — у нас есть Волга и Кама, Меша и Вятка. Не каждый регион обладает такими водными ресурсами. Рыбалка — это то занятие, которое успокаивает, даёт возможность подумать наперёд, что-то запланировать.

Очень люблю поехать за рулем автомобиля куда-то далеко, один. Это тоже помогает внутренне сосредоточиться, упорядочить мысли. Есть увлечение, о котором знает ограниченный круг людей: люблю путешествовать на мотоцикле.

Когда появляется такая возможность, мы с друзьями уезжаем куда-нибудь подальше. Это совсем другие ощущения и мировосприятие: когда едешь на мотоцикле, ты чувствуешь запах леса, если едешь по лесу; чувствуешь, как пахнет озеро, проезжая мимо него; чувствуешь запах земли после летнего ливня. Это совсем другое мироощущение, другие возможности, которые открываются для путешествующего на мотоцикле. Мы побывали в Чехии на заводе «Jawa», где собирались легендарные мотоциклы. «Ява» была мечтой каждого советского мальчишки. Посетили Крым, Горный Алтай, Монголию. Это те места, куда хочется вернуться именно на мотоцикле, и увидеть, узнать ещё больше.

— Настоятельство в двух храмах, православная гимназия, окормление казачьего общества, послушания благочинного… Как обычно новые послушания, дела появлялись в жизни? Бывают сомнения?

— Священник никогда не рассуждает, с каким послушанием ему жить — он вспоминает присягу, которую давал при рукоположении. Очень полезно каждому священнику регулярно её перечитывать, это ободряет. Пока есть силы, надо выполнять возложенные послушания, ведь мы живем во время удивительных возможностей. Считаю, что у Церкви никогда не было таких возможностей. Наверное, этот период можно сравнить со временами, когда апостолы разошлись по миру и созидали Церковь. Надо пользоваться возможностями, которые дал Господь, не терять ни одного дня, чтобы исполнить волю Божию, Его Промысл о тебе.

Сейчас народ в большинстве своем крещенный, но не просвещенный. Работать с людьми приходится и как священнику, и как проповеднику, и как миссионеру. Каждый священник несет в какой-то степени послушание и апостола, и миссионера, и проповедника. Очень радостно видеть отклик на твои труды.

— Есть какие-то определенные мечты на будущее, планы, которыми можете поделиться?

— Когда заканчиваешь одно дело, на какое-то время подступает грусть, потому что ты жил и дышал этим. И когда ты завершил этот шаг, то хочется верить, что это был шаг не только вперед, но и немножко вверх. А потом начинаешь думать, что делать дальше.

Благодарю Бога, что Он дал возможность заниматься образованием детей. Но, построив школу, задумываешься, где брать для неё детей. Опыт других епархий, где есть православные гимназии, подсказывает, что необходимо создавать детские сады. Они дают, может быть, даже больший эффект, большую пользу в воспитании, потому что дети детсадовского возраста чисты и способны воспринимать ту информацию о Боге и вере, которую не воспринимает школьник. Поэтому надо строить детский сад. Мы пришли к этому пониманию и сейчас мы живем этой мечтой.

Хочется верить, что в этой жизни удастся сделать что-то нужное и важное. У меня однажды спросили, как я пришел к Богу. Думаю, что к Богу я ещё не пришел, к Нему я только иду. Хотелось бы пожелать нашим прихожанам, нашим родителям и всем, кто будет читать это интервью, чтобы они двигались вперед и вверх, радовались каждой минуте своей жизни, потому каждая из них — это дар Божий. Желаю всем радости!

Фото из жизни

В семинарии

Диаконская хиротония

Диаконское служение

Выпускной класс Курской Духовной Семинарии

Смешанный семинарский хор

Теги:

Подписывайтесь на наш канал в Telegram и первыми узнавайте главные новости.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите CTRL+ENTER

Скоро

Banner 1 bok v2

Православный календарь

Навигация...